женский журналhttp://perviy-otziv.ru/

Ключ Любви

Категория: КультУра и Цивилизация Просмотров: 2166

                        « В ключе вечной бьющей любви понятие Создателя…»

                                                                                   («Беспредельность», § 7)

  1. 1.ЧТО  ДВИЖЕТ  СОЛНЦЕ И СВЕТИЛА

В последней четверти прошлого ХХ века  увидела свет книга известного в те годы журналиста и писателя Евгения Богата: «… Что движет солнце и светила. Любовь в письмах выдающихся людей».

 

 

Сейчас имя Евгения Богата известно немногим, но в 60-80 годы прошлого века он  был постоянным автором «Литературной Газеты», и все его статьи были наполнены энергией  горящего сердца. Вот как вспоминают о Нём его друзья и читатели:

 «Курчавые, с сильной проседью длинные волосы откинуты, как у Карла Маркса, назад, неспешная походка, взгляд мимо тебя. Говорил мало, было такое впечатление, что он берег слова для своих очерков. Его любимая моральная тема была центральной в "Комсомолке". Там о Богате говорили с дрожью в голосе, как о величине недосягаемой. Действительно, в те глухие годы, когда нельзя сказать это и то, его материалы читали взахлеб, как откровение. А читатель у "Литгазеты" был взрослый, умный, да и сами писатели ходили у "ЛГ" в читателях. Так что, имя Богата было овеяно славой — что и говорить» (1)

 

Evgen-Bogat

          Евгений Богат. (16.07.1923-7.05.1985)

 

Советский писатель, публицист, обозреватель отдела коммунистического воспитания «Литературной газеты», секретарь правления Московской писательской организации, председатель совета по очерку, публицистике и документальной прозе, заслуженный работник культуры РСФСР.

«Богат был журналистом, работал в «Литгазете», ездил в командировки, дежурил в редакции, сидел на собраниях, вникал в жалобы, но когда он садился за стол и писал очерки, он выпадал из своего времени и обретал какую-то невероятную свободу. А мы, читая Богата, тоже,  как будто, выходили на волю, и накоротке беседовали с Монтенем и Шекспиром, Евангелистом Лукой и многострадальным Иовом, Брейгелем, Анной Франк и Кузьминой-Караваевой...

Богат писал о душе, о ее бессмертии, о вечности, а всего этого не было ни в списке разрешенного, ни в списке запрещенного. Пока власть решала, как поступить с Богатом, его очерки передавались из рук в руки, их обсуждали на заводах, в институтах и на военных кораблях, автор получал тысячи писем…".» (2)

 Евгений Богат написал 14 книг, все они были изданы ещё в прошлом веке, но одну из них, самую известнейшую  в своё время «…Что движет солнце и светила» -  удалось переиздать его дочери Ирине в 2001г.

Название книги – строка из «Божественной комедии» Данте, в которой пропущено первое слово – «Любовь…» – книги, построенной на основе переписки любящих людей разных эпох, людей, для которых любовь была «не утехой и не бытом, а поиском великой истины в человеческих отношениях и битвой, порой трагической, за сокровища человечности».

Задумав рассказать об этой книге, оставившей в то время неизгладимый след в моей душе, я обратилась за поиском в Интернет и нашла прекрасную статью Татьяны Владимировны Смирновой – журналистки и педагога из С.-Петербурга - об Евгении  Богате, отрывок из которой мне тоже захотелось привести:

«С книгами Евгения Богата – философа и эссеиста 60-80-х годов, которого современники называли мастером нравственно-философской литературы, я знакома давно. Ставшие сейчас уже библиографической редкостью, практически не переиздававшиеся с 70-х-80-х, книги эти путешествуют из рук в руки в узком кругу счастливчиков, выискиваются по букинистическим сайтам и магазинам, дарятся друзьям и близким – потому что такие книги хочется дарить,  на таких книгах хочется воспитывать своих детей.

Встретившись однажды с творчеством этого писателя, так и идёшь с ним об руку всю жизнь. Как и с героями его очерков и эссе – Эдуардом Гольдернессом и Василием Чекрыгиным, Елизаветой Кузьминой-Караваевой и Анной Франк, Рембрандтом и Сократом, и многими другими людьми, широко известными или почти безвестными, жизнь которых была не просто жизнью, но – духовным бытиём (пусть и скромным, неброским порой)».(3)

Рассказав немного об авторе, теперь  время дать слово самому Евгению Богату  и его книге «…Что движет солнце и светила»:

« Кто-то из философов однажды обмолвился, что опыт любви – самый потрясающий опыт человека. Что бы ни говорили и ни писали о парадоксах любви, в этом потрясающем опыте существует если не математически точное, то нравственно непреложное, бесспорное; существуют сумасшедшие закономерности, гармония странностей. Иначе это и не было бы опытом, то есть миром, отвоеванным у хаоса. И  чтобы понять любовь Петрарки к Лауре – «заурядной жене» заурядного авионьонца, имевшей одиннадцать детей! – надо углубиться не в архивы, а в самый потрясающий опыт человека». (4)

 

А начинается книга с истории любви Абеляра и Элоизы, случившейся в XII веке. Абеляр Пьер (1079-1142) был французским философом и поэтом. Трагическая история любви Абеляра и Элоизы закончилась уходом их в монастырь. Переписка Абеляра и Элоизы (1132-1135) была в XII переведена с латинского языка на французский и вдохновляла многих писателей.

AbelarEloiza

 

                                                                          Элоиза – Абеляру

«… О мой любимейший! Все наши знают, сколь много я в тебе утратила. … Ты обладал двумя качествами, которыми мог увлечь каких угодно женщин - талантами поэта и певца. Этими качествами, насколько нам известно, другие философы не обладали.

Как бы шутя, в минуту отдыха от философских занятий, ты сочинил и оставил много прекрасных по форме любовных  стихов, и они были так приятны и по словам, и по напеву, что часто повторялись всеми, и имя твоё беспрестанно звучало у всех на устах; сладость твоих мелодий не позволяла забыть тебя даже необразованным людям. Этим-то ты больше всего и побуждал женщин вздыхать от любви к тебе. А так как в большинстве этих песен воспевалась наша любовь, то и я в скором времени стала известна во многих областях и возбудила к себе зависть многих женщин. Какие только прекрасные духовные и телесные качества не украшали мою юность! Какую женщину, хотя бы она и была тогда моей завистницей, моё несчастье не побудит пожалеть меня, лишившуюся таких радостей? Кто из мужчин или женщин, пусть они раньше и были моими врагами, не смягчится из сострадания ко мне?»

 Е.Богат: «Подлинность этого письма бесспорна: была Элоиза, замечательная женщина, был Абеляр – философ-вольнодумец, и была их любовь.

                                                                                  

                                                                             Элоиза- Абеляру.

« …Душа моя была не со мной, а с тобой! Даже и теперь, когда она не с тобой, то её нет нигде: поистине без тебя моя душа никак существовать не может.

Но, умоляю тебя, сделай так, чтобы ей было с тобой хорошо. А ей будет с тобой хорошо, если она найдёт тебя благосклонным, если ты за любовь отплатишь любовью и  пусть немногим вознаградишь за многое, хотя бы словами за дела. О, если бы, мой дорогой, твоя привязанность ко мне была бы не столь уверенна, ты больше бы заботился бы обо мне! А ныне чем больше ты уверен во мне, в результате моих страданий, тем больше я вынуждена терпеть твоё ко мне невнимание.»…

«… На что же я могу надеяться, если я потеряю тебя, и что может ещё удерживать меня в этом земном странствии, где у меня нет утешения, кроме тебя, да и это утешение – только в том, что ты жив, ибо все прочие радости от тебя для меня недоступны…»

« Кто даже из царей и философов мог равняться с тобой в славе? Какая страна, город или поселок не горели желанием увидеть тебя?..»

 

Е. Богат: «Она не участвовала в диспутах и не оставила после себя трактатов, до нас дошли не философские сочинения её, а письма Абеляру. Их стоило бы назвать не любовными, а тем новым, нежным и чистым именем, которое она хотела и не сумела «измыслить».

Она была моложе Абеляра на двадцать два года, но если искать точное название чувству, которое насыщает её письма, то самое точное, пожалуй, - духовное материнство.

Она подарила человечеству больше, чем даже талантливые сочинения, она внесла в мир себя самое. Она была в самом чудесном и полном  смысле этого слова – луч солнца, высвечивающий возможность иных, высших, истинно достойных человека форм любви, которую ничто не может убить.

Элоиза первой в истории человеческих чувств – собственной личностью, судьбой – выразила мысль, которая потом стала истиной : целомудрие надо понимать не физически – это цельность духа.

И она первой сказала навечно: «Сказать: Я тебя люблю» - значить сказать: «Ты не умрешь»

Новая замечательная эпоха – Возрождение – началась, в сущности, с отношений Элоизы и Абеляра, она началась не с великого зодчества, не с великой живописи и не с великих путешествий, а с великой любви. Новая глава в истории человечества открывается строкой о любви…

Через 150 лет девятилетний мальчик Данте увидит девочку Беатриче, «одетую в благороднейший алый цвет», и , став великим поэтом, расскажет о любви к ней в книге «Новая жизнь», а потом в «Божественной комедии».

Может быть, он и не стал бы великим, если бы не полюбил, не изведал космическую мощь чувства,  «что движет солнце и светила».

Этой строкой, как известно, заканчивается «Божественная комедия». (4)

 Размышляя над  парадоксом любви Петрарки к Лауре, Евгений Богат, пишет:

«О том, кто любит, говорят иногда, что новое состояние души делает для него окружающий мир нереальным. Мне кажется, что точнее было бы утверждать, что этот человек видит в окружающем его мире новые реальности.

 Более того, по степени точности ощущения этих новых реальностей можно судить, действительно ли человек любит. И когда Петрарка пишет:

«Всё – добродетель, мудрость, нежность, боль – в единую гармонию сомкнулось, какой земля не слушала дотоль. И ближе небо, внемля ей, нагнулось; и воздух был разрежен ею – столь, что ни листика в ветвях не шелохнулось»,

то в этом ощущении единства между человеком и космосом, в понимании того, что сердце и листва составляют целое, - мудрость любви, а не холодного умозрения.

Поэзия от легендарной Сафо до нашего Николая Заболоцкого – подтверждает: истинной любви более, чем точным наукам, дано открыть эту новую реальность – родство между нашим существом и Плеядами, горящими на небе или ритмом волнующегося моря. Это родство обыкновенно бывает закрыто от нелюбящего человека: ему кажется, что он существует сам по себе, и мысль, что человеческое сердце и галактика  живут, возможно, по одним и тем же законам, не вызывает у него особенно доверия. Он не пережил той минуты, когда это открывается изнутри.

Ну, вот я раскрыл томик Петрарки, чтобы выписать те строки, и уже не могу тотчас же отстранить его от себя.

«Я сны устал ловить. Надежды лживы». «И как мои не утомились ноги разыскивать следы любимых ног». «Мой плач – мой смех». «Коль не любовь сей жар – какой недуг меня знобит?»

Она улыбнулась. Она побледнела. Она наклонила голову.

 

                   petrarch4

                         Франческо Петрарка. (1304-1374)

                                 Итальянский поэт - гуманист

Когда Петрарка увидел Лауру в одной из авиньонских церквей, было ему двадцать три, ей двадцать. Она была уже женой. Он – молодым ученым и поэтом. В сорок вторую годовщину их первой встречи, через двадцать один год после кончины её, Петрарка уже старик, перебирая архив, нашел сонет, который раньше ему не нравился, и написал новые строки: «В год тысяча трехсот двадцать седьмой, в апреле, в первый час шестого дня, вошёл я в лабиринт, где нет исхода».

Через пять лет он умер, сидя за работой, с пером в руке. Незадолго до этого написал: «Уже ни о чём не помышляю, кроме неё». Он написал это, выдержав тяжелую борьбу с собой. Чем старше он становился, тем явственней ему казалось: любовь к ней – вина перед Богом.

  Да, любящий видит в любимом то, чего не видят окружающие их, «не ослеплённые любовью» люди. Они видят уголь, он — ал­маз; они — «ничего особенного», он — чудо из чудес. <…>

В этом чудо любви. Уголь перестраивается в алмаз, но он и останется им надолго, навсегда, если его огранивать, а не пассив­но им любоваться. Если за радостью узнавания последует радость труда.

За радостью узнавания — радость труда, за радостью труда – радость рождения. Человек будто бы отказывается от себя, но при этом ничего не теряет, а только выигрывает. А точнее, он теряет себя частичного, а выигрывает себя целостного. Он рождается заново как личность, в которую вошел не только еще один человеческий мир, но и весь космос. Разрушаются пере­городки эгоизма, обособленности, раскрывается новая емкость мировосприятия.

Нет, вероятно, и двух любящих, которые бы видели что-то со­вершенно одинаковое в тех, кого они любят. Любому открывается в любимом нечто особенное, единственное, от­вечающее потребностям именно его души. Что ни любовь, то но­вая истина. Но, несмотря на разнообразие, «относительность» этих истин, существует и нечто абсолютное, объединя­ющее их.

Петрарка в соответствии с терминологией четырнадцатого века назвал этот абсолют «отблеском божественной красоты». Мы на языке нашего века и нашего общества назовем его бесконеч­ной   ценностью  человеческой  личности.

Истинная любовь — духовное материнство; раскры­вается оно в вынашивании лучших частей души любимого чело­века, они вынашиваются с материнской самоотверженностью и материнским терпением. Именно тут и ожидает нас чудо. Чтобы понять его, надо осознать любовь как творчество — творчество лучшего, что заложено в любимом.

Но ведь одна из самых замечательных особенностей творчества в том и состоит, что меняются, рождаясь заново, не только полотно или камень, но и сам художник. К творчеству в любви это относится особенно. Потому что в нём и «субъект»,  и «объект» живые, и понять, кто же «субъект», а кто «объект», невозмож­но: оба они, если любят, духовно работают, воссоздавая лучшее, что заложено в любимом. ».(4)

 Евгений Богат пишет о любви Данте к Беатриче, Дидро и Софии Волан, о любви Байрона к Терезе Гвиччоли; приводит письма А.С. Пушкина своей невесте Наталье Гончаровой; рассказывает о драматической истории любви Алексея  К. Толстого к С.А.Толстой:

« 10 июля 1870 года Алексей Константинович Толстой – поэт, романист, драматург – писал из Дрездена жене – Софье Андреевне Толстой:

«Вот я здесь опять, и мне тяжело на сердце, когда я вижу опять эти улицы, эту гостиницу и эту комнату без тебя. Я только что приехал, в 3 ¼ часа утра, и не могу лечь, не сказав тебе то, что говорю тебе уже двадцать лет, что я не могу жить без тебя, что ты моё единственное сокровище на земле, и я плачу над этим письмом, как плакал двадцать лет тому назад…»

Двадцать лет назад он увидел её первый раз «средь шумного бала случайно…» Эти стихи, положенные потом на музыку П.И.Чайковского и посвящены первой встрече Толстого с будущей женой.

 

Tolst

                                     А.К.Толстой и С.А.Толстая.

«Кровь застывает в сердце, - писал он ей из старой дрезденской гостиницы через двадцать лет после «шумного бала», - кровь застывает в сердце при одной мысли, что я могу тебя потерять - я говорю себе: как ужасно глупо расставаться! Думая о тебе, я в твоём образе не вижу ни одной тени, ни одной. Всё вокруг лишь свет и счастье…»

Они расставались часто. Его письма к ней – история двух сердец, постепенно соединившихся настолько, что можно говорить об одном человеческом сердце, об одном человеческом существе. (4)

 Среди эссе о любви в книге есть и   удивительная история о судьбе русской поэтессы Елизавете Юрьевне Кузьминой – Караваевой, вошедшей в историю французского Сопротивления и второй мировой войны под именем Матери Марии. Именно ей Александр Блок посвятил в начале ХХ века известное стихотворение :

«Когда вы стоите на моём пути,

Такая живая, такая красивая,

Но такая измученная,

Говорите всё о печальном,

Думаете о смерти

           И презираете свою красоту…»

 

                 Karav2

                         Елизавета Юрьевна Кузьмина-Караваева.

             Родилась в 1891г. погибла 31.03.1945г в лагере Равенсбрюк.

 

Евгений Богат: « XIX век был веком первой любви – и в жизни и особенно в литературе (за исключением Тютчева, чья последняя любовь была отвергнута современным ему обществом)…

ХХ век стал веком последней любви. В первые десятилетия потому, что часто люди рано уходили из жизни, и первая любовь была и последней, но больше последней, чем первой, ибо суровые испытания умудряли отношения и сердца, а во второй половине столетия последняя любовь,  как особое великое человеческое чувство раскрылось тем, кто был лишен в жизни первой любви из-за исторических бурь или обделен ею».(4)

О такой первой и последней любви Евгений Богат написал пронзительное эссе по письмам Эдуарда Гольдернесса – поэта и переводчика -  к любимой женщине.

                              Письма к Ней

      22.V.65. Москва.

« Я сижу в номере один, никого не жду, да никого и не хочу видеть. Но человек не может чувствовать себя человеком, если он один. Наступает такой момент, когда ощущаешь это с особой силой и ясностью. Нужно любить кого-то больше, чем самого себя, чувствовать, что только вместе с ним ты- это ты, а он- это он. И это не должно быть дурманом чувств,  просто внутренней потребностью существа, исчерпавшего все другие пути саморазвития.

Почему так трудно становиться человеком, почему это так трудно? Почему надо тратить на это столько сил? Не знаю. Должно быть, просто потому, что самое лучшее не может не быть трудно достижимым, став повсеместным, оно утратило бы ценность и нечто заняло бы его место. Я знаю, почему это так, я знаю только, что всегда любил её чисто, от всей души, больше жизни, и все-таки только сейчас я чувствую, что моя любовь достигла вершины…

 

              Goldern

                  Эдуард Гольдернесс . (1927-1970).

      Русский поэт и переводчик английского происхождения.

                        Родился и жил в Тбилиси.

 

30.VII.65. Москва

«Ира, только что кончился наш разговор по телефону, хочу написать Вам – и не могу, не нахожу слов, чтобы описать то огромное чувство радости, которое охватило меня и не отпускает. Не знаю, почему. Ведь если трезво разобраться – причин для этого в разговоре не было. Должно быть просто потому, что Вы – сами по себе Радость! Моя радость!...

Как-то после морской звезды – помните? – Вы сказали, что подарите мне звезду с неба. Это может означать только одно – Вашу любовь…

Я так хочу заботиться о Вас! Мне невыносимо думать, что то невыразимо чудесное, что я вижу в Вас – и чего не могут видеть другие, потому что оно  им не нужно, - может пропасть, заглохнуть. Могу ли я спасти его, помочь ему развиваться? Не знаю, это так же так трудно, но я могу попытаться, я хочу попытаться, я ничего другого в жизни не хочу!

Я люблю Вас!                                                              Эдуард.

                   

4.VIII.65. Москва.

« После разговора с Вами по телефону я долго сидел, закрыв лицо руками… Мне и сейчас трудно писать, не улегся в душе какой-то «озноб», во мне словно бы пульсирует вся боль и надежда жизни, и ничего не хочется делать, а только прислушиваться к этому ощущению, ничего не думая, ничего не желая… Почему я так люблю Вас? Не знаю, просто «так надо»! Что делать с этим? Может быть, только так пишут стихи, так рождается в жизни что-то новое, так удаляется человек от обезьяны…

Есть в мире настоящая поэзия. У меня было несколько соприкосновений с нею. Одно из них – Федерико Гарсиа Лорка

 

(Ф.Г.Лорка: «Когда умру, схороните меня с гитарой в речном песке. Когда умру… В апельсиновой роще старой, в любом цветке. Когда умру, буду флюгером я на крыше, на ветру. Тише… когда умру!»  - в переводе Э.Гольдернесса)

 

2.IV.66 Москва.

«Неужели Вы не заметили, как мало значит для меня всё внешнее? Я вовсе не хочу, чтобы меня считали «железобетонным», мне также больно, как и другим людям, а часто гораздо больнее, но в страхе боли есть что-то трусливое, слабое, рабское, можно утратит самое драгоценное – чувство человеческого достоинства.

Я не желаю подчиняться всякой мрази, унижаться перед ней. И отсюда рождается и гордость, и сила, и стремление возвыситься не только над такой мелочью, как боль, но и над всем ничтожным в жизни, стремление жить и любить по-настоящему.

Жизнь захватывает меня, как какой-то бурный вихрь, но в то же время словно и бросает меня с размаху в болото (мои болезни), из которого выбираться так неимоверно трудно (если бы Вы почаще протягивали  хотя бы свой мизинчик!)

Надоело повторяться, но ведь жизнь – это любовь, а потому я и люблю Вас всей силой своего существа…»                    Э.                                                                                                                                     

                                                                                                   

11.VIII.67.

«…Да, мне было плохо ночью. И больше того – страшно. Вспомните ужас, охвативший Вас во сне, и Ваш вывод, ощущение, что жизнь всё-таки прекрасна! Перед лицом непосредственной угрозы небытия малодушно хватаешься хоть за какие-то самые простейшие ощущения жизни, пусть что-то, пусть хоть капелька чего-то останется, лишь бы не уйти совсем. В такой миг биологического  страха забываешь, что страшно не умереть, а не жить, страшно, что не сделал, не сделаешь того, что мог бы, что хотел, что можешь еще и хочешь сделать, уйдёшь так, словно бы тебя и не было, не оставив людям себя, тепла своей души, своей любви. Кому нужна была в мире моя любовь, которую я пытался найти в себе, выразить? Целиком никому она не понадобилась. Словно сожгли попусту целый нефтяной пласт, вместо того, чтобы превратить его в горючее для машин и самолетов, в синтетику, в электроэнергию. Горит попусту нефтяной факел, и даже Вы отворачиваетесь от этого бесполезного зрелища…

И всё же, всё же мне кажется, что совсем не страшно умирать (относительно, конечно) тому, кто в жизни любил по-настоящему, но, увы, этот уровень нельзя считать достигнутым, если нет взаимности. Самолет с одним крылом не взлетит, а если и взлетит, то сразу разобьется. И еще: арба плетется себе и по ухабам, и по булыжникам, а синяя птица разбилась от легкой ряби на глади озера. Так и жизни человеческие… Надо соизмерить свои силы. В этом, очевидно, мудрость. Но я не мудрый, я любящий. Таким меня и запомните.                                                                          Э.  

                                                                                                                      

Е.Богат: «Он умер и похоронен в Москве, куда переехали  потом его мать и сестра.

Последний сонет его даже не переписан набело: ряд строк перечеркнут… И, тем не менее,  сонет этот отмечен высшим совершенством – совершенством самоотдачи в любви.

 

 Прости, я слишком много пожелал –

В любви к тебе всегда быть человеком.

В наш дерзкий век я дерзко возмечтал

Быть впереди, а не плестись за веком.

 

Готовя для тебя столь редкий дар,

 Ни в чем любви не ставил я границы.

Но кто  стремится к солнцу, как Икар,

Тот должен быть готовым и разбиться.

 

И вот лежу, изломан, меж камней.

Оборваны мои пути-дороги.

Целую тихо землю… Ведь по ней

Идут твои стремительные ноги.

 

Но что ж… Одна своим путем.

… Еще не раз мы встретимся на нём.»

 

Евгений Богат писал : «Сегодня любовь для человека то же самое, читаем у одного старого философа, чем был разум для животного: она существует лишь в первоначальных задатках, но ещё не на самом деле. Но если огромные мировые периоды не помешали этому разуму, наконец, осуществиться, то тем более неосуществлённость подлинной любви в течение немногих тысячелетий, – пережитых историческим человечеством, не даёт нам основания заключать, что в будущем она не раскроется с той полнотой, с какой раскрылся в человеке разум, живший некогда под спудом, в потёмках.

Это будущее наступало уже не раз в отношениях людей, сумевших оправдать на деле высший смысл любви, то есть соединить две жизни в одну, два существа в единую личность. Соединение это возможно при одном непременном условии: видеть абсолютную непреходящую ценность в духовном мире человека, который сейчас перед тобой». (4)

                                         2. ИСКУССТВО   ЛЮБВИ

Мне думается, что Евгений Богат был знаком с книгой известного немецкого психолога и философа Эриха Фромма «Искусство любви». Эрих Фромм написал эту книгу в 1956 году, но его мысли  особенно актуальны сегодня, когда многие люди страдают от одиночества и от отсутствия любви.

Э.Фромм.: «Для большинства людей проблема любви состоит в том, чтобы быть любимым, а не в том, чтоб любить, уметь любить. Значит сущность проблемы для них в том, чтобы их любили, чтобы они возбуждали чувство любви к себе. К достижению этой цели они идут несколькими путями. Первый, которым обычно пользуются мужчины, заключается в том, чтобы стать удачливым, сильным и богатым настолько, насколько позволяет социальная ситуация. Другой путь, используемый обычно женщинами, состоит в том, чтобы сделать себя привлекательной, тщательно следя за своим телом, одеждой и т.д. Очевидно, что для большинства людей нашей культуры умение возбуждать любовь это, в сущности, соединение симпатичности и сексуальной привлекательности.

Эта установка, что ничего нет легче, чем любить, - продолжает оставаться преобладающей идеей относительно любви вопреки подавляющей очевидности противного. Едва ли существует какая-то деятельность, какое-то занятие, которое начиналось бы с таких огромных надежд и ожиданий и которое всё же терпело крах с такой         неизменностью, как любовь.

Первый шаг, который необходимо делать, это осознать, что любовь – это искусство, такое же, как искусство жить: если мы хотим научиться любить, мы должны поступать точно так же,  как нам предстоит поступать, когда мы хотим научиться любому другому искусству, скажем музыке, живописи, столярному делу, врачебному или инженерному искусству».(5)

 

                                           220px-Fromm

                                             Эрих Фромм. (1900-1980гг)

                                               Немецкий психоаналитик, социолог, философ,

                                                     представитель Франкфуртской школы.  

 

«Любовь, - говорит Э.Фромм, - это  единение при условии сохранения собственной целостности, собственной индивидуальности. Любовь это активная сила в человеке, сила, которая рушит стены, отделяющие  человека от его ближних, которая объединяет его с другими; любовь помогает ему преодолеть чувство изоляции и одиночества, при этом позволяет ему оставаться самим собой, сохранять свою целостность. В любви имеет место парадокс: два существа становятся одним и остаются при этом двумя. (…)

Любовь – это активность, а не пассивный аффект, это помощь, а не увлечение... Любовь значит, прежде всего, давать, а не брать. (…)

 Давание – это высшее проявление силы. В каждом акте давания я осуществляю свою силу, своё богатство, свою власть. Я чувствую себя уверенным, способным на большие затраты сил, полным жизни, а потому радостным. Давать – более радостно, чем брать не потому, что это лишение, а потому, что в акте давания проявляется выражение моей жизнеспособности. (…)

Кроме элемента давания действенный характер любви становится очевидным и в том, что она всегда предполагает определенный набор элементов, общих для всех форм любви. Это забота, ответственность, уважение и знание.

Что любовь означает заботу, наиболее очевидно в любви матери к своему ребенку. Никакое заверение в любви не убедит нас, если мы увидим отсутствие у неё заботы о ребенке, если она пренебрегает кормлением, не купает его, не старается полностью его обиходить; но когда мы видим её заботу о ребенке, мы всецело верим в её любовь. Это относится и к любви к животным, и цветам. Если какая-то женщина скажет нам, что любит цветы, а мы увидим, что она забывает их поливать, мы не поверим в её любовь к цветам. Любовь - это активная заинтересованность в жизни и развитии того, что мы любим. (…)

Забота и заинтересованность ведут к другому аспекту любви: к ответственности.  Сегодня ответственность часто понимается, как налагаемая обязанность, как что-то навязанное извне. Но ответственность в её истинном смысле - это от начала до конца добровольный акт. Это мой ответ на выраженные или невыраженные потребности человеческого существа. Любящий человек чувствует себя ответственным. Жизнь его брата – это не только дело самого брата, но и его дело. Он чувствует ответственность за всех ближних, как он чувствует ответственность за самого себя. Эта ответственность в случае матери и ребенка побуждает её к заботе, главным образом, о его физических потребностях. В любви между взрослыми людьми она касается, главным образом, психических потребностей другого человека.

Ответственность могла бы легко вырождаться в желании превосходства и господства, если бы не было компонента любви: уважения. Уважение – это не страх и благоговение; оно означает в соответствии с корнем слова (respicere= to look at) способность видеть человека таким, каков он есть, осознавать его уникальную индивидуальность. Уважение означает желание, чтобы другой человек рос и развивался таким, каков он есть. Уважение предполагает, таким образом, отсутствие эксплуатации. Я хочу, чтобы любимый мной человек рос и развивался ради него самого, своим собственным путем, а не для того, чтобы служить мне. Уважение существует только на основе свободы: lamor est lenfant de la liberti – как говорится в старой французской песенке, любовь – дитя свободы и никогда – господства.

Уважать человека невозможно, не зная его; забота и ответственность были бы слепы, если бы их не направляло знание. Знание было бы пустым, если бы его мотивом не была заинтересованность. Есть много видов знания; знание, которое является элементов любви, не ограничивается поверхностным уровнем, а проникает в самую сущность. Это возможно только тогда, когда я могу переступить пределы собственного интереса и увидеть другого человека в его собственном проявлении. Я могу знать, например, что человек раздражен, даже если он и не проявляет это открыто; но я могу знать его еще более глубоко: я могу знать, что он встревожен и обеспокоен, чувствует себя одиноким, чувствует себя виноватым. Тогда я знаю, что его раздражение – это проявление чего-то более глубинного, и я смотрю на него, как на встревоженного и обеспокоенного, а значит,  – как на страдающего человека, а не только как на раздраженного.» (5)

 ___________________________________________

Татьяна Смирнова говорит в своём докладе о любви, соединяя имена Евгения Богата, Эриха Фромма, Ивана Ефремова, и Антуана Сент-Экзюпери  :

 «Выдающийся мыслитель прошлого столетия Эрих Фромм, философ, социолог и психолог, основатель гуманистического психоанализа (который упоминается Ефремовым в «Часе Быка» как «Эрф Ром») в книге «Искусство любить» писал о том, что для многих людей проблема любви «есть проблема её объекта, а не способности любить. Люди считают, что любить просто; трудно найти подходящий объект, чтобы любить его или быть им любимым». В своей книге Эрих Фромм предлагает задаться вопросом: «А является ли любовь искусством? Если да, то она требует знания и усилия. Или, может быть, любовь – это приятное чувство, испытать которое – дело случая, нечто такое, что выпадает человеку в случае удачи?» Сам Фромм отвечает на свой вопрос однозначно: «Да, любить – это искусство, которому нужно учиться». Если сконцентрировать суть того, что пишет о любви Фромм, то получится следующее.

  Любовь – это переживание глубокого слияния, единения с другим человеком, с миром и людьми, в котором человек, становясь частью единого, остаётся целостной и независимой, развивающейся и самореализующейся личностью. Но этого мало. Любовь – это акт созидательной воли, активная творческая сила и энергия, направленная на заботу о любимом, на развитие и улучшение того, кого или что мы любим. Она невозможна без знания любимого человека, уважения к целостности и уникальности его личности, без ответственности и заботы.» (3)

«Идея этого доклада, - говорит Т.Смирнова, -  возникла у меня в момент чтения переписки Ивана Ефремова. В одном из писем Иван Антонович делится опытом осмысления любви, человеческих отношений со своим более молодым товарищем».(3)

               efremov2

                       Иван Антонович Ефремов (1908-1972)

         Советский ученый, доктор биологических наук, писатель.

       Автор романов «Лезвие бритвы», «Час Быка», «Туманность Андромеды»,

      «Таис Афинская».

 

Из письма И.А.Ефремова – Е.Трофименко:

«...Теперь немного о женщинах. Мне кажется, Вы делаете частую среди молодых мужчин ошибку – подавай вам идеал, а ежели не встретите такую (на самом деле, встретить – очень мало шансов, куда легче ошибиться, приняв мираж за идеал), то начинаются стоны, что, мол, так и не найду себе подруги. А ведь по-настоящему сильный человек рассуждает не так – нет идеала, так я создам его! И действительно, очень многое в женщине зависит от мужчины (как, впрочем, и наоборот). Женщина даст не то, чем она обладает, а то, что мужчина сумеет от нее взять. Так сумейте взять! И заставьте её любовью, лаской, убеждением проявить скрытое в ней, развейте, усильте, утоньшите это – вот тогда Вы настоящий мужчина и возлюбленный. А то ведь, будь такой, как я хочу, а почему собственно? Если она не знает иных путей, и Вы не можете ей это показать? На кого пенять? Самое удобное – на неё, а на деле Вы же сами виноваты».(3)

 

 « Подчеркну основную мысль, - продолжает Татьяна Смирнова, - которую Иван Ефремов выразил, быть может, в чуть жестковатой форме: надо не искать идеал (обычно поиски такого идеала заканчиваются чередой разочарований в людях) – надо в человеке, который рядом с тобой, увидеть подлинную глубину и помочь ему взрастить, развить, утончить и углубить его лучшие качества. В том числе и те, которые ещё не проявлены в нём, и мы видим их только в потенциале – любящим взглядом. Видимо, условно говоря, ту искру божию, которая в каждом человеке есть».(3)

 Татьяна Смирнова дополняет последние строки  строчками Фромма:.

«Любовь никогда не ограничена одним человеком. Если я могу любить только одного человека и никого больше, если моя любовь к одному человеку ещё сильнее отчуждает и отделяет меня от моих ближних, я могу быть привязан к этому человеку любым количеством способов, но я не люблю. Если могу сказать: «Я люблю тебя», я говорю: «Я люблю в тебе всё человечество, всё живое; я люблю в тебе и себя».(3)

 

Татьяна Смирнова: «Там, где нет активного творческого действия, нет умения отдавать и создавать, там, где душа не трудится и одаривает, а пассивно потребляет, начинается энтропия, возникает скука и чувство неудовлетворённости отношениями, близким человеком.

  Здесь я хочу вплести ещё один звучный голос, вспомнить строки Антуана де Сент-Экзюпери, которые явно перекликаются и с этим, и с первым отрывком из переписки Ефремова, с мыслями Богата и Фромма:

«Нет любви про запас, любовь – труд сердца. Любовь не подарок от прелестного личика, безмятежность не подарок от прелестного пейзажа, любовь – итог преодолённой тобой высоты. Ты превозмог гору и живёшь теперь в небесах.

Знать о любви и узнать любовь – разные вещи. Обманывается тот, кто, блуждая по жизни, мечтает сдаться в плен; краткие вспышки страсти научили его любить волнение сердца, он ищет великую страсть, которая зажжёт его на всю жизнь. Но скуден его дух, мал пригорок, на который он взбирается, жалка победа, так откуда взяться великой страсти?

Вне пути и восхождения ничего не существует. Стоит остановиться, как тебя одолевает скука, потому что пейзажу больше нечего рассказать, и тогда ты бросаешь женщину, хотя надо было бы выбросить тебя.

Я сам должен одарить совершенством любимую, пусть даже она далека от совершенства».

 

                        220px-Exupery

            Антуан де-Сент Экзюпери (1900-1944гг.

 Французский поэт, прозаик, летчик, погиб во время 2-ой мировой войны

 

А дальше он пишет: «Любить меня – значит вместе со мной трудиться».
Эта концентрированная формула возвращает нас к словам Ивана Ефремова из «Часа Быка» .: «...любовь у нас только в совместном пути.  Иначе это лишь физическая страсть,  которая реализуется и проходит, исполнив свое назначение». (3)

 Но обратимся вновь к книге Э.Фромма «Искусство любви».  Как социолог и психолог он рассматривает несколько видов любви: любовь между родителями и детьми, эротическую любовь, братскую любовь, любовь к себе и любовь к Богу. Мне думается, что одной из причин отсутствия любви в жизни людей вообще, является  нелюбовь к себе.   Эрих Фромм подчеркивает, что любовь к себе и эгоизм – это взаимоисключающие понятия:

«…широко распространено мнение, что любить других людей добродетельно, а любить себя грешно. Считается, что в той мере, в какой я люблю себя, я не люблю других людей, что любовь  к себе – это эгоизм.  Этот взгляд довольно стар в западной мысли.

Прежде чем начать обсуждение психологического аспекта эгоизма и любви к себе, следует подчеркнуть наличие логической ошибки в определении, что любовь к другим и любовь к себе взаимно исключают друг друга. Если добродетельно любить своего ближнего, как человеческое существо, должно быть добродетелью – а не пороком – любить и себя,  так как я тоже человеческое существо.

Считая, что любовь к себе и любовь к другим, в принципе связаны, как мы объясним эгоизм, который, очевидно, исключает всякий интерес к другим людям? Эгоистичный человек интересуется только собой, желает всего только для себя, чувствует удовлетворение не тогда, когда отдаёт, а когда берет. (…) Он не может видеть ничего, кроме самого себя; всё и вся он оценивает с точки зрения полезности ему; он в принципе не способен любить. Эгоизм и любовь к себе, ни в коей мере, не будучи тождественны, являются прямыми противоположностями.        

 Эгоистичный человек любит себя не слишком сильно, а слишком слабо, а на самом деле он ненавидит себя. Отсутствие нежности и заботы о себе, которые составляют только частное выражение отсутствия созидательности, оставляют его пустым и фрустированным. Он неизбежно несчастен и тревожно силится урвать у жизни удовольствия, получению которых сам же и препятствует. Фрейд придерживается мнения, что эгоистичный человек влюблен в себя, он нарциссист, раз отказал другим в любви и направил её на себя. И в самом деле, эгоистичные люди неспособны любить других, но они неспособны любить и самих себя. (5)

 

«Эти идеи любви к себе, - продолжает Э.Фромм, - нельзя суммировать лучше, чем цитируя на эту тему Мейстера Экхарта :

« Если ты любишь себя, ты любишь другого человека так же, как себя. Если же ты любишь другого человека меньше, чем себя, то, в действительности, ты не преуспел в любви к себе, но если ты любишь всех в равной мере, включая и себя, ты будешь любить их, как одну личность, и личность эту есть и Бог, и человек. Следовательно, тот великая и праведная личность, кто, любя себя, любит и всех других одинаково.» (5)

 

                     Meister Eckhart

                         Мейстер Иоганн Экхарт (1260-1328гг.)

                 Средневековый немецкий проповедник и философ.

 Переходя от теории любви к практике, Эрих Фромм писал:

« Как можно научиться практике какого бы то ни было искусства, не практикуя его? (…) Прежде всего, практика любого искусства требует дисциплины. Я никогда ни в чем не достигну  хороших результатов, если не буду исполнять своё дело дисциплинированно; если я делаю что-то, только когда я в «настроении», это может быть приятным или забавным хобби, но я никогда не стану мастером в этом искусстве.

Едва ли нужно доказывать, что сосредоточенность составляет необходимое условие для овладения искусством. Сосредоточенность, однако, еще более редка в нашей культуре, чем самодисциплина. Напротив, наша культура ведёт к ни с чем не сравнимой рассредоточенности и беспорядочному образу жизни. Ты делаешь много вещей сразу: читаешь, слушаешь радио, говоришь, куришь, ешь, пьешь.  Курение – это один из симптомов такого отсутствия сосредоточенности, оно занимает руку, рот, глаза и нос.

Третий фактор – это терпение. Однако для современного человека терпение столь же трудно достижимо, как дисциплина и сосредоточенность. Вся наша современная индустриальная система содействует прямо противоположному – поспешности. Все наши машины предназначены для быстроты: автомобиль и самолет переносят нас к месту назначения – и чем быстрее, тем лучше. Конечно, для этого существуют важные экономические причины.  Но, как и во многих других отношениях, человеческие ценности стали определяться экономическими ценностями. Современный человек думает, что он теряет время, когда не действует быстро, однако он не знает, что делать с выигранным временем, кроме как убить его.

 Последним условием обучения всякому искусству является высшая заинтересованность в обретении мастерства в этом искусстве. Если искусство не является для него предметом высшей важности, ученик не обучится ему. Он останется, в лучшем случае, хорошим дилетантом, но никогда не станет мастером. Это условие столь же необходимо в искусстве любви, как и в любом другом искусстве. Однако, по-видимому, в искусстве любви больше, чем в  каком-либо другом искусстве, пропорция между мастерами и дилетантами  нарушается в сторону дилетантов». (5)

В конце книги  Эрих Фромм перечисляет качества человеческого характера, которые необходимы для практики любви: преодоление собственного нарциссизма или самости, воспитание смирения и  объективности по отношению к себе и другим людям, а также веры и активности:

«Любовь – это активность; если я люблю, я нахожусь в состоянии постоянного активного интереса к любимому человеку. Но не только к нему или к ней. Я не смогу активно относиться к любимому человеку, если я ленив, если не нахожусь в состоянии постоянного осознания, бодрости, деятельности. Ныне огромное число людей находится в парадоксальной ситуации – они наполовину спят, когда бодрствуют, и наполовину бодрствуют, когда спят или хотят спать. Способность любить требует состояния напряжения, бодрствования, повышенной жизнеспособности, которые могут быть результатом только созидательной и активной ориентации во многих других сферах жизни. Если кто-то не созидателен в других сферах, он не созидателен и в любви». (5)

                    3.  ЛЮБОВЬ  -   КОСМИЧЕСКИЙ МАГНИТ

Всё начинается с любви.
Твердят: вначале было слово.
А я провозглашаю снова:
Всё начинается с любви.

Всё начинается с любви:
И озаренье, и работа.
Глаза цветов, глаза ребёнка –
Всё начинается с любви.
/…/
Весна шепнёт тебе: «Живи!…» –
И ты от шёпота качнёшься.
И выпрямишься. И начнёшься.
Всё начинается с  Любви

                              Роберт Рождественский…

 Интуиция не обманула Р. Рождественского, всё начинается с Любви: и атом, и человек, и  звезды, и Галактики, и Вселенная! Всё начинается с Закона  Притяжения и гармоничного Единения двух противоположных Начал: Духа и Материи, Мужского и Женского, положительного и отрицательного.

Проблемам взаимоотношений Мужского и Женского Начал, любви, брака и семьи посвящено немало страниц в книгах нового Учения Жизни (Учения Живой Этики или Агни Йоги).  Провозвестница этого Учения – Елена Ивановна Рерих писала об этом во многих своих письмах:

« (…) И величие, и любовь между противоположными началами должны рассматриваться, как проявление КОСМИЧЕСКОГО  ЗАКОНА. Ибо, истинно, духовно мертв тот, кто лишен этого божественного огня вдохновения и творчества, вложенного в нас космическим велением бытия. К несчастью, до сих пор нет истинного понимания этой мощной основы космического построения. Люди забыли или, вернее, не хотят сейчас признать великого космического значения любви. Материализм нашего века свёл любовь на уровень физиологической функции. Любовь в наше время в лучшем случае понимается, как явление психологическое. Но если бы вновь была осознана космичность любви, то в ней стали бы искать её высшего проявления, пробуждения всех высших эмоций и творческих способностей.. Именно в этом пробуждении и заключается главная цель, главный смысл любви. Любовь есть единая творческая сила. На высших планах Бытия всё созидается мыслью, но для оживотворения этих мыслеобразов необходимы два Начала, соединенные Космической Любовью.» (6, письмо от 09.01.35)

 

                                                                         200px-Helena Roerich 1       

                                        Елена Ивановна Рерих. (1879-1955гг)

Одним из немногих авторов, глубоко рассмотревшим все аспекты любви от низшего до самого Высшего, был Н.А.Зубчинский (Уранов) – член Харбинской группы по изучения Учения Живой Этики. В своей работе «Тайны любви Начал» он писал:

«Творческая сила Начал рождается от взаимодействия Полюсов. Их Любовь, или тяготение Друг к Другу рождает РАЗЛИЧНУЮ творческую энергию, которой рождается ВСЁ, начиная от величайших галактик до планетных систем, и это КОСМИЧЕСКОЕ действо отражается во всём, в том числе и в земной природе и в венце её – человеке.

Создание физического потомства – это лишь малая часть тех возможностей, которые рождаются в результате взаимодействия Начал. Все величайшие творческие достижения обоих Начал обязаны ЛЮБВИ – великой творческой силе, являющейся основой основ каждого творческого проявления.

Различие Начал порождает их тяготение, направленное к слиянию, к достижению того состояния, в котором они пребывали во время сна, или Пралайи.  Это тяготение, или Любовь проявляет непроявленное в проявленное. Точно так же,  как от искры соединения полюсов физических тел зачинается ребенок, точно так же зачинаются и проявляются миры из духовных бестелесных или малотелесных сфер в сферы более плотные».(7)

 

«Ведь утверждена жизнь на принципе союза, союза духа и материи, союза Начал, союза, утвержденного всем Космосом. Союз – основа Космического Магнита, и в проявлении распадения ищите только Закон Совершенствования. Явите понимание красоте перемен. Устремитесь к слиянию с Космическим Магнитом».(8)

«Люди опошляют чувство любви и толкуют пошло мощный Закон. Но нужно ТОНКО прислушиваться к ВЕЛИКОМУ ЗАКОНУ. Так, конечно, ЙОГА СЕРДЦА ПРИБЛИЖАЕТ К МОЩНЫМ ВЕРШИНАМ СОЗНАНИЯ гораздо мощнее и скорее, чем РАЗУМ, как бы он ни был изощрен. Потому великая  эпоха ЖЕНЩИНЫ будет отличаться большею тонкостью чувств и сознания.» (9)

В Учении Живой Этики говорится, что наступающая Новая Эпоха, Эпоха Водолея, эпоха Шестой Расы будет эпохой Матери Мира или эпохой Женщины. И поэтому Е.И.Рерих писала в 1937 году:

«По Сокровенному Учению падение человечества началось с унижения женского начала.  (…) Поэтому с наступлением Эпохи Матери Мира  женщина должна осознать, что в ней заключены все силы, и стоит ей сбросить с себя вековой гипноз в своей, якобы,  законной подчиненности и умственной слабости, заняться всесторонне своим образованием, и она в сотрудничестве с мужским началом создаст новый, лучший мир. Именно необходимо, чтобы сама  женщина опровергла недостойное и глубоко невежественное утверждение, что женщина является началом лишь пассивным, воспринимающим, и поэтому она не может самостоятельно творить. Но во всём Космосе нет начала пассивного. В цепи созидания каждое явление, по очереди становится относительно пассивным или активным, дающим или принимающим. Космос утверждает величие творческого начала женщины». (8, письмо от 09.08.1937)

 Н.Уранов  развивает мысль Е.И.Рерих о последствиях унижения  значения женщины в духовно-творческом процессе:

«Изъятие женского полюса из высоких творческих задач привело человечество к падению и вырождению творчества, которое свелось на уровень творения потомства, или полового размножения, что неизбежно повлекло за собою вырождение человечества: при гигантском росте количества населения стало резко ухудшаться качество потомства, одержимого лишь низшими инстинктами.

Какой бы великой силой ни обладал положительный полюс батареи, но если отрицательный полюс будет выделять (или поглощать) недостаточное количество электронов,  сила батареи определится уровнем слабого полюса. Таким образом, нарушение равновесия между полюсами  Начал ослабило творчество человечества; а вместе с падением творчества падает возможность совершенствования;  вместе с падением совершенствования происходит дегенерация, приводящая к падению и окончательному уничтожению расы. Дегенерация  Пятой Расы налицо, и вы повсеместно наблюдаете мрачные знаки этого неотвратимого разложения».(7)

              uranov2

                Николай Александрович Зубчинский (Уранов)

                                   1914-1981гг.

Сила притяжения, тяготения противоположных Начал называется Космическим Магнитом потому, что любой магнит имеет два полюса, которые тяготеют друг к другу. На этом Законе притяжения или Законе Любви строится весь проявленный Космос.

«Космический Магнит отражается во всём сущем.(…) В основе всех жизненных проявлений можно найти космический магнетизм, и даже за кармическим законом стоит Магнетизм Космический.»(10)

«Принцип притяжения основан на Космическом Магните. Сцепление частей и расчленение подвергаются тому же Закону Притяжения – принципу Космического Магнетизма. Когда свойство расчленения начинает преобладать, тогда сила Магнита уже формирует новую комбинацию. Все предсказания о распадении или соединении государств основаны на уменьшении или усилении Магнита Космического».(11)

 

Космический Магнит есть Божественная (т.е. сама высшая) Любовь или взаимоотношение Начал, обусловленное устремлением непроявленного к Проявлению. Именно жажда Бытия, жажда жизни, или устремление к проявлению, которое возможно лишь через сочетание Начал, преломляется в Любовь.  Эта жажда Бытия влечет человека к воплощению; таким образом, и сублимированная человеческая любовь есть отражение Божественной Любви или Космического Магнетизма. Поэтому каждый из нас является маленьким магнитом, частицей Космического Магнита и обладает долей Космического Магнетизма.

Е.И.Рерих писала, что высшим назначением любви является пробуждение всех творческих сил человека:

« Люди должны понять божественность любви и также искать здесь  на Земле её отображения. И, конечно, даже само потомство, как плод любви, будет много выше потомства случайного совокупления.  Мы должны всегда помнить, что человек есть сужденный создатель мира, потому все виды творчества должны быть выявлены его духовной сущностью, что возможно лишь при горении высшей любви. Лишь любовь выявляется все скрытые огни, так в основе каждого творчества лежит великое притяжение, великая любовь. Всё в мире зависит от любви и держится любовью. Любовь должна вести к высшему постижению.» (6,письмо от 09.01.35)

Н.Уранов: «Любовь ломает все преграды. Из желания встретиться со своей любимой люди бежали из темниц, переплывали реки и моря, переходили непроходимые пропасти и горы.

Вместе с тем, вся история человечества пересыпана страшными преступлениями, совершенными под натиском той же  энергии: убийства, насилия, всевозможные коварства, невероятные грубости и зверства совершались под давлением низшего полюса половой энергии.

Это значит, что любовь  любви не только рознь, но что одна любовь может быть положительной – созидающей, а другая -  разрушительной. Одна может привести на небо, другая низвергнуть в бездну.

Очень многое зависит от удачного сочетания партнеров. Но что значит удачное или неудачное сочетание? Ответить на это вопрос очень просто: если в результате любви люди становятся сильнее, лучше, красивее, если творчество их разгорается – значит, сочетание их было удачным. Если люди портятся, творчество их становится малопроизводительным или погасает совсем, если они погружаются в отрицательную деятельность – сочетание было неудачным. Короче говоря, если любовь вдохновляет на высшее творчество – это хорошая любовь. Если творчество, например, мужчины,  направляется только на создание материального гнезда – это любовь посредственная, хотя в нынешних условиях и такая любовь встречается нечасто. Хуже, когда для того, чтобы нарядить свою красавицу, мужчина идет с ножом на большую дорогу или на сделку со своей  совестью. Это плохая любовь.

Хорошая красивая любовь рождает прекрасное творчество. Она приносит высокую радость. Отсутствие любви порождает лютую тоску и печальные песни, поющие о великом страдании, неудовлетворенности. Разрушенная любовь, любовь неразделенная, поруганная, преданная, несчастная также рождает тяжкие невыразимые страдания. Действительно, без пищи человек погибает, от отсутствия хорошей любви человек не умирает, но этот голод приносит великие страдания. Если встретите человека, неудовлетворенного жизнью – знайте: у него нет любви, или он очень разочарован в ней.

Любовь является солью жизни – непосоленная пища противна, пересоленная – неприятна».(7)

Очень много мыслей о Любви встречается в Записях Бориса Николаевича Абрамова (Гранях Агни Йоги),  ближайшего ученика Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерих.

« Любовь – это могучая огненно-магнитная сила, для которой не существует ограничений пространства; на истинную любовь дальность или близость, или время не влияют. (…)

Любовь – чувство синтетическое, включающее в себя и преданность, и готовность, и устремление, и постоянство, и ритм, и самоотверженность, и многие другие качества духа».(12)

 

 BNA1

                                       Борис Николаевич Абрамов.

        Член Харбинской группы по изучению Живой Этики.                            (1897-1972гг)

«… Чем выше дух, тем выше и проявления его чувства любви Способность творить лежит в основании этого чувства. Невежество ограничивает любовь деторождением как следствием, или продуктом любви. В то время, как следствия или продукты этого чувства широки и разносторонни необычайно. Если бы люди увидели бы, что совершается во имя любви во всех его формах и видах, истинно бы, они поразились. Жизнь есть явление творчества и творческий процесс. И всё, творимое жизнью во всех сферах, на всех планах Бытия творится при условии и наличия двух противоположных начал: пассивного и активного, женского и мужского, положительного и отрицательного. Противоположные начала гармонически сочетаются только тогда, когда они разнополюсны, но родственны и единосущны в противоположности своей.: именно родственные противоположности могут сочетаться законно и в согласованности. Счастье земное возможно тогда, когда согласованность уявлена во всех оболочках и на всех планах, что в жизни бывает редко необычайно. Вибрационный ключ или формула строения существа духов, стремящихся к объединению, должен быть одного и того жен порядка. И тогда лишь возможна полнота гармонического созвучия. Придёт время, и люди будут сочетаться по звездам, по гороскопу определяя наличие родственно-противоположных элементов сторон». (13)

 

Е.И.Рерих писала, что именно высший аспект любви, духовной любви не понимается людьми:

« Они не могут подняться до высот преображенного чувства, которое имел в виду великий Платон. Они не понимают, что любовь по Платону есть чистое устремление и вдохновение, освобожденное от всего низменно чувственного, причем  любовь эта была направлена преимущественно к познанию идей и именно высшей среди них, к идее добра. Платон в любви ко благу видел и наивысшее назначение,  и блажество человека. (…) Некоторые святые испытывали такую платоническую любовь в своём устремлении к Высшему. Даже иногда такая любовь связывала некоторых из них между собою, но какая чистота сияла в сердцах таких избранников! Вспомним Абеляра и Элоизу, или Св.Клару и Св. Франциска. Как редко они встречались на земном плане, но души их пребывали в полном созвучии и духовной радости». ( 6, письмо от 14.06.1939)

Заповедь Любви  произнес  Иисус Христос более 2000 лет тому назад: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всей душою твоею и разумением твоим, и возлюби ближнего твоего, как самого себя». (Еванг. от Матфея 22,37-39)

Как же пронести Любовь среди забот каждого серого дня? Ответ я нашла  в недавно вышедшей книге «Беседы Учителя».*  Издание этой книги  стало возможным благодаря   Елене Федоровне Тер-Арутюновой. В своих воспоминаниях она писала: «Ни дня, ни часа, ни минуты без Радости, без Любви, - добровольно, без насилия, без принуждения по отношению к себе и к ближнему. Применяя этот метод, можно, не нанося вреда никому, особенно детям, пройти Путь постижения всех Вершин на физическом и духовном планах».(14)

  «Лечите любовью: немного заботы, немного внимания, немного теплоты сердца – и недуг проходит. Учитесь любовью людей исцелять. Не пассами, не дыханиями, не ментальными приемами, а просто любовью, включающей бессознательно в себе все приёмы, ибо действует магнитно, силой Огня. Любовь – это огненная сила, не знающая пределов своей мощи. Ею действуйте в духе». (12)

«Людям надо учиться являть нежность, заботу и ласку. Люди любят заботу о них. Слово от сердца, немного внимания, немного забвения самого себя и сделано важное дело. Человек получил частицу драгоценной энергии и в какой-то мере насытился ею. Ибо очень мало дающих и могущих взять. И сердце будет расти в этом непрерывном и сознательном даянии.

Мудро надо уметь раздавать, не опустошая сокровищницы. Но давать надо, для того и даётся вам Свет, чтобы могли и другим посветить. Учитесь у Солнца – светить всегда». (15).

 

                  «Любовь будет ключом ко всем достижениям.

Любовь даёт право на сокровенную духовную близость.

                   Любовью завоевываются высоты восхождения.

Любовь соединяет навсегда близких духов.

Любовь – сокровенное чувство, требующее великой бережности.

Она не знает расстояний и не признаёт смерти.

Достигайте любовью, ибо для неё нет преград ни во времени, ни в пространстве». (16)

 

Октябрь 2011г.                                                     Татьяна Радея.

* Примечание:

«Беседы Учителя», переписаны (или записаны?) рукой Софьи Владимировны Герье - председателя Московского отделения Российского теософского общества. Судьба привела эту заветную тетрадь в руки Елены Фёдоровны Тер-Арутюновой, знавшей Софью Владимировну и выросшей в семье теософов. «Беседы» опубликованы с разрешения Е.Ф.Тер-Арутюновой. Они адресованы тому, кто осознаёт себя учеником и кто ищет и хочет понять, что причина всех его трудностей кроется и в нём самом.

Литература:

1. К.Кожевникова. «На бульвар в «Литгазету» пошла».

 2. Дм.Шеваров. «Радиус добра».  Газета «Первое сентября» №59/2001.

 3.Т.В.Смирнова. Иван Ефремов, Эрих Фромм, Евгений Богат,
Антуан де Сент-Экзюпери – об опыте любви к человеку. (Текст выступления на 1-х Гуманистических чтениях в клубе "Ноосфера" 9 февраля 2008 г.

 4. Е.Богат. «…Что движет солнце и светила. Любовь в письмах выдающихся людей». Изд-во «Детская литература», Москва, 1978г.

5. Э.Фромм. Искусство любви. Исследование природы любви.  Изд-во ТПЦ «Полифакт», Минск,1990.

6. Письма Е.И.Рерих в 9 томах. Изд-во МЦР, Москва.

7. Н.Уранов. Тайна любви Начал. (www.uranov.ru)

 8. Учение Живой Этики. Беспредельность, кн.1,§139   

 9.  Учение Живой Этики. Мир Огненный, кн.3,§116   

 10. Учение Живой Этики. Беспредельность, кн.1,§120   

11. Учение Живой Этики. Беспредельность, кн.1,§124   

12. Грани Агни Йоги, 1957г., Новосибирск ,§164   

13. Грани Агни Йоги, 1957г.,Новосибирск ,§100

14. Е.Ф.Тер-Арутюнова. Воспоминания. В книге «Беседы Учителя. Как прожить свой серый день. Изд-во «Дельфис», Москва, 2011.  

15. Грани Агни Йоги, 1956г., Новосибирск ,§157

16. Грани Агни Йоги, т.XI., Новосибирск ,§789