Светлый витязь науки

К 110-летию со дня рождения Ю.Н.Рериха.

                                 YNR1Large

                  Юрий Николаевич Рерих. Доктор филологических наук,  профессор. Москва 1957г.

 

Юрий Николаевич Рерих – человек уникальных энциклопедических знаний, автор блестящих научных трудов; полиглот, знающий более 30-ти сложнейших языков Востока; историк, философ, искусствовед, знаток этнопсихологии, религий и национальных культур Востока. Он получал приглашения для работы в лучших университетах США и Европы. Но, как и его родители, старший сын Рерихов хотел работать именно для Родины.

Так случилось, что у нас в России имя  Юрия Николаевича Рериха не так известно, как остальных членов семьи Рерихов. Отчасти это потому, что избранный им  жизненный путь не был связан с публичностью.

1. Юные годы. Воспитание в семье.

Юрий Николаевич Рерих родился 16 августа 1902 года в селе Окуловка Новгородской губернии, где в том время его родители – Николай Константинович и Елена Ивановна Рерих  находились в археологической экспедиции. Его детские годы и юношеские годы прошли в Петербурге – городе с богатейшими  культурными традициями.

Личности Юрия и его младшего брата Святослава, родившегося в 1904 году, формировались под благотворным влиянием своей семьи, где царила атмосфера взаимопонимания, любви и общих духовных устремлений.

«Моя матушка, - вспоминал годы спустя Святослав Николаевич Рерих, - была замечательной женщиной, женой, матерью, очень мудро с самого начала руководила нашей жизнью, следила за нашими интересами, порывами и чувствами. Она никогда не настаивала ни на чём, никогда не старалась как-то нас убедить в чём-то, но она всегда ставила на нашем пути именно то, что нам было нужно…

Мой брат с самых ранних лет интересовался историей, поэтому она бережно собирала для него книги, которые бы ему помогали, были интересны, вместе с ним ходила по музеям, учреждениям, которые могли бы как-то его направить…»

                                       UNSN7EI-dets

                               Е.И..Рерих с сыновьями Юрием и Святославом.

Круг общения родителей был также интересен. В их петербургском доме бывали Александр Блок и Леонид Андреев, Михаил Врубель и Валентин Серов, Сергей Дягилев и Игорь Стравинский… Беседы велись об искусстве, о совместных творческих планах. В числе гостей бывали и известные востоковеды, встречи с которыми сыграли не последнюю роль в становлении Юрия, как личности и определили его будущие научные интересы. Но и сам отец- Николай Константинович Рерих всё чаще и чаще обращается в своих литературных трудах и художественных произведениях к теме Востока, в частности, Индии.

Мать Юрия и Святослава - Елена Ивановна Рерих писала в одном из своих писем :

 «Методы воспитания в семье были просты и заключались в том, чтобы с раннего детства, почти с младенчества, им внушалась любовь к природе, к  книге, к искусству. Правильный выбор книг и наставников дал им прекрасную основу и помог очень рано определить наклонности и дарования… Так, уважение к знанию и труду, художественная и культурная обстановка, дисциплина, заложение  первых основ нравственного характера в понимании исполнения долга и личной ответственности и, главное, пример великого отца дали им возможности сравнительно рано проявлять свой большой врожденный потенциал.

Кроме яркой талантливости и даже мастерства в нескольких областях, они несут в духе великий синтез, который именно и даёт основу нравственности и мудрость любви к Родине. Так, без ложной скромности  могу сказать, что я справедливо горжусь своими сыновьями.» (1)

 Не менее интересно письмо  Елены Ивановны от 1953 года, адресованное В.Л.Дудко:

«Вы спрашиваете, каковы мои сыновья? Могу сказать – с самого детства они были моей радостью и гордостью. Оба необыкновенно даровиты, талантливы, но каждый идёт своим путём. Никогда не навязываю им моего пути. Они идут к той же цели в своём понимании, и мы сходимся на конечном, предуказанном пути. Оба в силу даровитости – трудные. Оба большие труженики. В детстве я очень следила за их наклонностями, вкусами и чтением. Никогда не давала читать пошлейшие рассказы для детского возраста. Любимым чтением их были книги, популярно изложенные профессорами по всем отраслям знания. Старший проявлял любовь к истории и к оловянным солдатикам. Он имел их тысячами. Страсть его к военному искусству осталась до сих пор. Стратегия – его конёк. Между прочим, талант этот у него врожденный, и он очень гордится своим предком – фельдмаршалом Михаилом Илларионовичем Голенищевым-Кутузовым, героем войны 1812 года.» (2)

                              2. Образование. Выбор пути.

В 1912 году Юрий Рерих поступает в частную гимназию К.И.Мая в Петербурге, где в своё время учился их отец - Николай Константинович. Одной из его любимых дисциплин стала история. Сохранились его гимназические сочинения, которые наглядно демонстрируют глубокий подход мальчика к описываемым им событиям, его искреннюю заинтересованность предметом.

Несмотря на то, что профессиональным живописцем стал только Святослав Николаевич, талант художника унаследовали от отца оба брата, о чем свидетельствует коллекция картин и рисунков Юрия Николаевича, экспонируемая в Центре-Музее им. Н.К.Рериха в Москве. Некоторые из них: «В замке», «Венецианский пейзаж», «Скалы у озера», «Портрет Н.К.Рериха», «Утёс у озера», «Подземное жилище». Все они были созданы, когда Юрию Рериху было всего 15-16 лет.

                            RisUN

                                     Рисунок Ю.Н.Рериха. 1917г

В 15 лет Юрий Рерих начал заниматься египтологией с Ю.А.Тураевым и монгольским языком и историей монголов с А.Д.Рудневым – соседом Рерихов по даче в Финляндии.

В декабре 1916 года вся семья Рерихов из-за болезни Николая Константиновича, страдавшего воспалением легких, поселилась в Сердоболе (совр. Сортавала). С конца 1918 года по март 1919 года Рерихи жили в Выборге, а затем переехали в Лондон.

К этому времени у Юрия Николаевича окончательно сформировались его интересы. В Лондоне он поступает  на индо-иранское отделение Школы восточных языков при Лондонском университете. Здесь он проучился всего один год, но успехи его были так значительны, что в качестве лучшего студента по санскриту он был представлен государственному секретарю по делам Индии, посетившему университет, а директор Школы – известный востоковед сэр Денисон Росс - продолжает интересоваться его учебой и после перевода в Гарвард.

В сентябре 1920 года семья Рерихов переехала в США, и Юрий Николаевич поступил на отделение индийской филологии Гарвардского университета. Его целеустремленность поражает: в 18 лет он уже сформировавшийся востоковед, у которого есть своя тема и своё направление в науке. Вот лишь некоторые фрагменты его писем того времени:

«У меня есть уже тема в области истории Средней Азии… Я хочу дать очерк и переводы персидских трудов по истории Средней Азии… Моя теория подтверждает теорию профессора Ростовцева об иранском происхождении княжеского рода  скифов на юге России   

                               UN1920

                                       Ю.Н.Рерих. 1920-е годы

В 1922 году Юрий Николаевич окончил Гарвардский университет со степенью бакалавра. В 1922-23гг он учился в Сорбонне в Школе восточных языков и одновременно на военном и юридическо-экономическом факультетах. Учителями Ю.Н.Рериха были выдающиеся востоковеды: Ж.Бако, П. Пеллио,С.Леви, А.Майе, А.Масперо, В.Ф.Минорский.

В 1923 году он блестяще заканчивает Парижский университет и получает ученую степень магистра индийской словесности.

Юрий Николаевич  в совершенстве владел  русским, английским, французским, немецким, греческим, латинским, тибетским, монгольским, санскритом, пали, хиндустани, иранскими языками, знал китайский, испанский, итальянский и многие другие языки и местные наречия.  Ему были доступны любые первоисточники, также как и разговорный язык в живом общении с аборигенами исследуемых стран.

Юрий Николаевич интересовался всем, что касается воинского дела. В Париже он окончил специальную Офицерскую школу, и позднее во время азиатских экспедиций он организовывал их военную охрану, и впоследствии  всегда  следил за всеми новинками тактики и стратегии воинского дела.

                            3. Центрально-Азиатская экспедиция

8 мая 1923 года Елена Ивановна, Николай Константинович, сыновья Юрий и Святослав Рерихи выехали из США и 16 мая прибыли в Париж. Около пяти месяцев семья Рерихов провела в Европе, посетив Виши, Лион, Рим, Флоренцию, Болонью, Женеву. Так начался их путь на Восток.

17 ноября 1923 года все четверо Рерихов взошли на борт парохода «Македония» в Марселе и 2 декабря прибыли в Бомбей. Достигнув индийской земли, они посетили её древние города и святилища – пещерные храмы Элефанты и Аджанты, Агру, Фаттехпур-Сикри, Джайпур, Бенарес, и после этого направились в Сикким, где пробыли больше года. Это была первая часть Центрально-Азиатской экспедиции.

Для Юрия Николаевича открылись большие возможности в изучении живых диалектов и в усовершенствовании  в тибетском языке. Посещение буддийских монастырей и знакомство с древними манускриптами и произведениями искусства раскрыли перед ним богатство древней культуры. Это были места, которые в 19 веке посетил знаменитый венгерский ученый Чома де Кереш, создатель грамматики тибетского языка, по праву считающийся основоположником тибетской филологии.

Результатом путешествий Юрия Николаевича по Сиккиму явилась его блестящая монография «Тибетская живопись», изданная в 1925 году на английском языке и лишь в 2000 году увидевшая свет в России. Молодому ученому было тогда всего 23 года!

                                tib-jivop

                     Ю.Н.Рерих. Тибетская живопись.Изд-во МЦР 2002г.

В марте 1925 года Рерихи приехали в Кашмир, где и началась настоящая подготовка к длительному путешествию. Юрий Николаевич возглавил все работы по приобретению оборудования, изготовлению и упаковке снаряжения, покупке животных для каравана и верховых лошадей для участников экспедиции.

Как ученый- исследователь с необычайно широким кругозором Юрий Николаевич Рерих сформировался во время замечательной Центрально-Азиатской научно-художественной экспедиции.

                         EIUN-exped

                     Елена Ивановна и Юрий Николаевич Рерихи  в экспедиции 1925-1928гг

В июне 1925 года караван экспедиции Н.К.Рериха отправился в путь. Началась основная часть знаменитой Центрально-Азиатской экспедиции, продолжавшейся целых три года. Участники путешествия пересеки Индию, Китай, Монголию сначала с юга на север, а затем с севера на юг. На протяжении всей экспедиции Юрий Николаевич продолжал заботиться о снаряжении, обучал персонал военному делу. В его обязанности входила охрана каравана на всём пути следования и на привалах. Он был бессменным переводчиком во время переговоров с местными властями, монастырскими ламами и населением.

Во время путешествия он исследовал древние памятники тибетской культуры, собрал целую коллекцию предметов тибетского искусства, которая затем была размещена в специально отведенных для этого залах Музея Николая Рериха в Нью-Йорке. А также он изучал встречавшиеся на склонах гор петроглифы, размышляя об истории тех мест,  через которые шла экспедиция. И всё это происходило в тяжелейших условиях походного быта.

Вот как писал он в книге «По тропам Срединной Азии»:

« Я изучал быт местных монголов, их язык и обычаи, и расспрашивал их о Цайдамских болотах и Тибетском нагорье. Меня интересовал диалект монгольских племен, скудные сведения о которых можно получить из работ доктора А.Д.Руднева и Г.Ц.Цибикова». (3, стр. 36)                       

           В экспедиции ярко проявились его художественные способности. Описания природы и быта, которые приведены в его книге «По тропам Срединной Азии» определённо говорят о том, что перед нами талантливый живописец:

«Когда заходит солнце, песчаную равнину и песчаниковые скалы заливает багровое зарево. Город погружается в фиолетовую дымку, а на равнине, подобно драгоценным камням, горят белые ряды ступ…

                              kartina nikolaja konstantinovicha reriha sissu lahul 1932 god

                                          Н.К.Рерих .Сиссу. Лахул.1932г.

                                        4. Индия и Америка.

26 мая 1928 года экспедиция, перейдя границу Тибета с Индией, направилась в Дарджилинг, где была официально расформирована, и в декабре того же года всё семейство Рерихов переехало в живописную долину Кулу  в Западных Гималаях, которая представляла собой уникальный уголок древнейшей культуры Индии. Здесь начался новый этап их жизни, и для Юрия Николаевича он был практически целиком связан с деятельностью института «Урусвати», что в переводе с санскрита означает «Свет утренней звезды».                                 

Институт «Урусвати» был задуман Н.К.Рерихом, как научно-исследовательское учреждение по комплексному изучению обширных территорий Азии, заселенных народностями, древнейшая культура которых оказала в своё время исключительное влияние на развитие мировой культуры, в первую очередь культуры европейских народов, несправедливо забывших, а подчас и сознательно искажавших предысторию своей цивилизации.

Чтобы укрепить положение нового исследовательского центра и установить связи с видными деятелями культуры и науки, Николай Константинович  и Юрий Николаевич отправились в мае 1929 года в Нью-Йорк. Находясь в Америке, Юрий Николаевич использовал все возможности для проведения переговоров с научными учреждениями, учеными, финансовыми деятелями о совместной научной деятельности, о публикациях и финансировании отдельных проектов.

Другой целью поездки было открытие Музея Рериха в новом высотном здании. Кроме Музея в нём должны были расположиться культурные организации, созданные Николаем Константиновичем и Еленой Ивановной Рерихами еще в начале 20-х годов: Мастер-Институт объединенных искусств, «Corona Mundi», а также нью-йоркский  офис «Урусвати».

                       NKSN-v-Amer1929

                       Н.К. и Ю.Н.Рерихи в Америке 1929г.

Юрий Николаевич активно включился в подготовку открытия Музея. Он не только принимал участие в разработке его концепции, но и выполнял «черновую» работу: клеил обои, красил стены, помогал устанавливать витрины. Торжественное открытие Музея состоялось 29 октября 1929 года. В первые дни его работы количество посетителей достигло 5000 человек в день.

Несмотря на громадную организационную работу, которой приходилось уделять время практически ежедневно, Юрий Николаевич заканчивает свою книгу об экспедиции - «По тропам Срединной Азии», проводит лекционное турне по университетским городам США, а также публикуется в периодических изданиях.

Он всеми силами стремится вернуться в Кулу, где можно будет заниматься любимым делом. Юрий пишет матери : «Я молюсь, чтобы поскорее вернуться в Кулу и продолжить настоящую научную работу в тиши гор».

                           vesna-v-gim

                         Н. К. Рерих. Н.К.Рерих.Весна в Кулу

Но Британское правительство отказало Рерихам в визе на въезд в Индию. В качестве основного аргументы было выдвинуто посещение Советской России в 1926 году во время Центрально-Азиатской экспедиции и обвинение в симпатии к большевистскому режиму и в шпионаже.

После долгих и мучительных проволочек при вмешательстве культурной общественности Европы и Америки  виза была получена5 декабря 1930 года. Но вся семья Рерихов находилась под пристальным наблюдением английской разведки до 1932 года.

                      5. Научная деятельность  в Институте «Урусвати».

Вернувшись в Кулу, Юрий Николаевич с упоением включился в работу, взяв на себя обязанности директора Института Гималайских исследований «Урусвати», который под его умелым руководством очень скоро стал одним из крупнейших научных учреждений Индии. Институт сотрудничал со многими научными организациями  Азии, Европы и Америки, обменивался публикациями с 285 университетами, музеями, институтами, библиотеками. В списке почетных советников по науке, членов-корреспондентов и постоянных сотрудников «Урусвати» значились такие светила мировой науки, как А. Эйнштейн, Р.Милликен, Л.Бройль, С.Гедин, С.И.Метальников, К.К.Лозина-Лозинский, Дж.Бом.

                                iinstitu-Urusv

                              Здание института «Урусвати». Кулу.

Институт  состоял из двух основных отделов - ботанического и этнолого-лингвистического. Большая группа сотрудников вместе с Юрием Николаевичем и Николаем Константиновичем занималась изучением истории, литературы, языков, философии народов, населявших громадную территорию в предгорьях Гималаев. Ежегодно совершались летние экспедиции в различные районы Кулу, в Лахул, Бешар, Кангру, Лахор, Ладак и другие места. Была создана большая библиотека, в которой древние манускрипты соседствовали с трудами крупнейших современных востоковедов.

Юрий Николаевич внимательно следил за выходом в свет новых книг и поддерживал постоянные контакты с книгоиздателями США, Англии, Германии, Франции.

Кроме того, в Институте были собраны орнитологические, зоологические, ботанические коллекции, изучались проблемы космических лучей в высокогорных условиях. Были установлены тесные связи с Мичиганским университетом, ботаническим садом Нью-Йорка, Гарвардским университетом, Национальным музеем естественной истории в Париже.

Медицинский отдел Института, в работе которого принимал активное участие Святослав Николаевич Рерих, занимался исследованием местных лекарственных растений, а также изучал древние манускрипты по тибетской медицине и фармакопее. Для выращивания лекарственных растений на территории усадьбы была разбита опытная плантация. Велись работы по получению лекарств из этих растений.

Юрий Николаевич, как директор Института, отдал много сил для создания биохимической лаборатории, в планах которой стояла тема по созданию противораковых лекарств.

Юрий Николаевич вникал во все тонкости обустройства и будущей деятельности лаборатории, но недостаток финансовых средств и другие трудности не позволили ему довести эту работу до конца.

               UN v-kab-Urusv

                Ю.Н.Рерих в кабинете Института «Урусвати»

В эти годы Юрий Николаевич ведёт обширную научную деятельность. Под его руководством выходят периодические издания Института – ежегодный журнал «Урусвати» и серия «Tibetika», посвященная изучению тибетских древностей и родственных вопросов.

Следует отметить, что тибетология всегда была любимым предметом исследований Юрий Николаевича: его интересовала как история буддизма в Тибете, так и этнография, искусство и литература этой малоисследованной, замкнутой страны.

Сейчас трудно себе представить, как один человек успевал руководить многогранной деятельностью Института и одновременно заниматься разработкой сложнейших проблем лингвистики и филологии. За выдающиеся заслуги в области изучения языков, литературы, истории, этнографии, археологии Центральной и Южной Азии Ю.Н.Рерих был избран членом Королевского Азиатского Общества в Лондоне, Азиатского Общества в Бенгалии, Американского археологического и этнографического Обществ и многих других научных учреждений мира.

UN lamy

Ю.Н.Рерих, лама Лобзанг Мингюр Дордже, Амии Даватанзин

Известна  активная деятельность Ю.Н.Рериха по распространению идей Интернационального Пакта  Рериха и Знамени Мира, призывающих к охране культурных ценностей и всеми силами работал на улучшение отношений и взаимопонимание между народами Востока и Запада. «Вся деятельность Юрия Николаевича была освещена горячим желанием послужить Великому Делу Мира», - так писал о  своём брате Святослав Николаевич Рерих.

                            6. Экспедиция в Монголию и Китай.

Николая Константиновича и Юрия Николаевича Рерихов не оставляла в покое мысль, что во время Центрально-Азиатской экспедиции им не удалось посетить районы Внутренней Монголии, Манчжурии и Китая. Поэтому когда у Министерства земледелия США возникла идея об организации экспедиции в эти районы с целью изучения засухоустойчивых растений, то Н.К.Рерих согласился её возглавить, а Юрий Николаевич принял предложение стать его помощником и переводчиком.

3 февраля 1934 года они выехали из Кулу, и с небольшой задержкой во Франции уже 14 марта   прибыли в Нью-Йорк. Здесь Рерихи пробыли чуть больше месяца и 22 апреля 1934 года они выехали из США в Японию, а затем отправились в Манчжурию.

Условия работы экспедиции были очень сложными из-за политической и военной обстановки в регионе, а также из-за противодействия двух членов экспедиции – американских ботаников, сотрудников Министерства земледелия США, которые всячески срывали работу экспедиции и клеветали на её руководителя.

                  NKUN-v-manchjl

       Н.К. и Ю.Н.Рерихи в экспедиции по Монголии. 1935г.

Несмотря на этот откровенный саботаж, в результате работы экспедиции, продолжавшейся с мая 1934 года по сентябрь 1935 года, было собрано около 2000 посылок с семенами засухоустойчивых растений. Кроме этого была проведена археологическая разведка исследуемого района, собран лингвистический и фольклорный материал, а также старинные медицинские манускрипты.

За этот период Юрием Николаевичем было написано около полусотни писем, которые характеризуют деловые качества человека, их писавшего. В них он предстает умелым руководителем, собранным, организованным, довольно жестким, когда надо было отстаивать свои позиции; скрупулезным, когда речь идет о финансовых документах и отчетах по приобретению и ликвидации экспедиционного оборудования. Профессиональный подход ко всему, чем он занимался, поражает.                                 

 В 1935-1939 годах Юрий Николаевич создаёт ещё один фундаментальный труд – «История Средней Азии». Под понятием «Средняя Азия» Юрий Николаевич понимал обширное пространство от Кавказа на западе до большого Хингана на востоке и от Гималаев на юге до Алтая на севере. Это исследование представляет собой культурно-исторический обзор важнейших государственных и культурных образований Евразии с древнейших времен и по XIV век.

                   7.   Жизнь и работа  в Индии  в 40-50 е годы .

Наступила  Вторая Мировая Война. Один за другим замолкают корреспонденты в Европе, а связь с Америкой становится ненадёжной. Лишь радио остается самым оперативным источником информации. В этих условиях деятельность Института «Урусвати» была законсервирована. В июле 1941 года после нападения Германии на Советский Союз Юрий Николаевич вместе со своим братом Святославом Николаевичем отправили письмо послу СССР в Лондоне Майскому И.М. с просьбой разрешить им вступить в ряды Красной Армии. Но им в этом было отказано.

В 40-е годы ученый работает над очерками «Индология в России», «Сказание о царе Гесэре из страны Линг» (1942г), «Происхождение монгольского алфавита»(1945г), «История буддизма в Монголии»(1946г), «Тибетские заимствования в монгольском языке»(1946г).

 Николай Константинович Рерих отдаёт должное знаниям и трудолюбию старшего сына:

«Юрий стремится к делу, ведь у него столько незаменимых знаний и способностей. Невозможно, чтобы они оставались без приложения. И не в одной восточной науке, но и в воинском деле, и в исторической литературе он знает так много, а уж Родину как любит!». (4)

                          NKSNUN-v-Kulu

       Н.К.Рерих с сыновьями Юрием и Святославом. Кулу 1930-е годы

           После ухода из жизни Николая Константиновича в декабре 1947г. Юрий Николаевич с Еленой Ивановной переехали в Дели, а затем в Кхандалу (близ Бомбея). Там они провели почти целый год в надежде получить долгожданные визы из СССР. Но их надежды не оправдались, и в феврале 1949 года они отправились в северо-восточную часть Индии в Калимпонг. Это был небольшой курортный городок с прекрасным климатом, который к тому же являлся важным центром по изучению Тибета.

 Сразу же Юрий Николаевич активно взялся за организацию Индо-Тибетского исследовательского Института. Он организовал курсы по изучению китайского и тибетского языков, привлекая к этой работе самих же носителей языков. Он регулярно ездил в Калькутту, где находились крупнейший центр по изучению буддизма – «Общество Махабодхи» и Азиатское Общество. В числе его близких друзей в те годы были такие светила индийской науки, как Рахул  Санкритьяян, доктор Н.П. Чакраварти, и профессора Рам Рахул, Сунити Кумар Чаттерджи и А.С.Альтекар.

К тому времени и сам Юрий Николаевич – уже всемирно признанный авторитет в области лингвистики и филологии, философии, археологии и искусствоведения. Его имя знают не только в Индии, но и в Европе и Америке. Немало исследователей стремится приехать к Юрию Николаевичу, чтобы познакомиться с ним и стать его учениками.

В письмах Елены Ивановны, написанных в то время, можно встретить высокую оценку деятельности сына:

 « Юрий много работает и говорит по-тибетски лучше многих самих тибетцев, продвинулся и в знании монгольского языка, и не забывает свой санскрит. Практика ему здесь неплохая. Он пользуется большим авторитетом среди населения за свою ученость и  замечательную мудрость». (5)

 Одновременно с педагогической деятельностью Юрий Николаевич продолжает заниматься и исследованиями памятников культуры, работая над статьями по вопросам филологии, истории буддизма и культурного наследия Азии.

                          UNSN-v-kalim

               Ю.Н. и С.Н.Рерихи  в Калимпонге. 1950е годы

Ученые китаеведы и тибетологи высоко оценивали знания Юрия Николаевича и читали его лучшим из всех европейских тибетологов нашего времени. Так, директор Института тибетологии в  Сиккиме –  господин Нирман Сингх – писал:

«Юрий Николаевич Рерих, как ученый, является одним из величайших энциклопедистов Запада и Востока. Лингвист, исследователь, археолог, критик-искусствовед, историк, мыслитель и знаток культуры, он не знал границ в области познания, для него  не существовало границ между древним и современным, между Востоком и Западом, или между различными отраслями наук. Прежде всего, его интересовал человек – он был истинным гуманистом. Как человек он был более велик, чем ученый. Он выковал золотое звено связи не только между Востоком и Западом, но и между всеми народами всех стран и времен». (12)

 Однако вопрос о возвращении в  Россию остаётся для Юрия Николаевича одним из самых насущных. В декабре 1953 года Юрий Николаевич дважды встретился в Дели с советником посольства СССР Баласановым, который обещал рассмотреть дело о возвращении в СССР, но обещание это осталось невыполненным. Параллельно предпринимались шаги в Москве через Т.Г.Рерих ( жену архитектора Б.К.Рериха – брата Н.К.Рериха) , а после её смерти через известного врача-гомеопата С.А.Мухина, собирателя картин Николая Константиновича. Однако все письма и прошения в адрес правительства остались без ответа, не помогла и Академия художеств.

 5 октября 1955 года уходит из жизни Елена Ивановна Рерих. Для Юрия Николаевича, долгие годы жившего вместе с матерью, это был тяжелый удар. В своём письме от 24 октября 1955 года , адресованном сотруднице и ученице Е.И.Рерих – Зинаиде Григорьевне Фосдик, он описывает последние дни её жизни в Калимпонге, высказанные ею перед уходом пожелания и саму церемонию прощания. Каждая строка этого письма излучает глубокую скорбь и горечь утраты, однако в нем присутствуют и торжественные ноты: «… Будем трудиться на указанном пути!»

              UNSN-kremEI

                  Ю.Н. и С.Н.Рерихи на месте кремации Е.И.Рерих

Вся последующая жизнь Юрия Николаевича Рериха явилась воплощением этого завета.

Он был единственным из семьи Рерихов, кому удалось вернуться на Родину и поработать на благо «Страны лучшей» (так называла Россию Елена Ивановна), хотя отпущено ему было не так уж много…

Это произошло в августе 1957 года благодаря личному вмешательству Н.С.Хрущева, с которым Ю.Н.Рериху удалось встретиться и переговорить во время визита правительственной делегации СССР в Индию.

                         8. Научная работа в Москве.

В 1957 году Юрий Николаевич вернулся на Родину, чтобы больше ее не покидать. В Москве 19 сентября 1957 года Юрий Николаевич был зачислен в штат Института востоковедения , ему было  сразу присвоено звание профессора, вскоре. ученую степень доктора филологических наук без защиты диссертации по совокупности опубликованных им трудов. Хотя, конечно, такой ученый – с мировым именем – безусловно, достоин звания академика. Но для этого надо было прочитать все его труды, оценить их глубину и значение для науки.

                               UNSN1956

                        Ю.Н. и С.Н.Рерихи . Индия 1956 год.

 Вот как вспоминает о  Юрии Николаевиче одна из его учениц – Вилена Дылыкова: « Эрудиция Юрия Николаевича была настолько глубокой, всеохватывающей, что рядом с ним никого нельзя было поставить. Просто никого. Его приезд был огромным событием для наших востоковедов.  Конечно, и у нас были блестящие, редкие специалисты, но они не были такими широкими. Кроме того, они тогда никуда не выезжали… Я даже не могу найти слов к своему стыду, чтобы выразить какое впечатление производил Юрий Николаевич своими познаниями. При всем этом ему были свойственны необычайная скромность, отсутствие каких-либо амбиций, чувства превосходства. Он щедро и благожелательно отдавал все сокровища своего ума и знаний и делал это как-то очень естественно, без намека на какое-либо менторство. Мне кажется, что все, кто с ним общался, подпадали под мощное обаяние его личности – человека и ученого.

 Ему оставалось жить всего два с половиной года, срок очень небольшой, но как много он успел сделать! Он растрачивал всю свою незаурядную энергию, не считаясь ни  со временем, ни с самочувствием, чтобы учить, передавать свои знания, и одновременно готовил публикации, работал сразу над несколькими книгами. Он дал нашему востоковедению, в частности, тибетологии  такой мощный импульс, что после его безвременного трагического ухода развитие этой отрасли науки уже не могло остановиться.» (6)

В течение 1958 года Юрий Николаевич  работал в  составе двух Ученых Советов -  Института востоковедения и Института китаеведения Академии наук СССР, участвовал в подготовке XXV  международного конгресса востоковедов в Москве, а также принимал активное участие  в советском комитете по проекту ЮНЕСКО «Восток-Запад».

                                  UN-manuskr

                    Ю.Н.Рерих в своем кабинете в Москве. 1958г.

В Институте востоковедения Рерих организовал курс тибетского языка, участвовал в комиссии по приему кандидатских минимумов, был научным руководителем у 10-ти аспирантов и т.д.  Ему была предоставлена свобода в определении программы его научной деятельности.

В Институте планировалось создать особую группу для работы над темой : «Наука против религии» с участием Ю.Н.Рериха. Он был очень корректен в критике религии и религиозной философии.

В июле 1958 года  в Институте востоковедения было решено возобновить издание серии научных трудов и источников по буддийской философии и культуре – «Библиотека Буддика», которая издавалась ранее и имела авторитет и популярность у ученых всего мира. В декабре 1959 года была сформирована редколлегия издания. Работу возглавил Ю.Н.Рерих и уже заранее начал работу в архиве Ленинградского отделения Института востоковедения по отбору рукописей для публикации. Под его редакцией вышли в свет 2 книги.

По воспоминаниям Вилены .Дылыковой:

«Нагрузка у него была колоссальная. Помимо своих научных работ, писания книг и статей, преподавания, дел по институту, работы над переводами, он еще вел обширную переписку, выступал с докладами, читал и редактировал чужие труды. Как человек и ученый – как личность,  он неповторим!

Можно удивляться, как Юрий Николаевич находил на всё время? Кроме того, у него сразу же появились ученики, и он стал преподавать всем желающим санскрит и пали. К сожалению, мне, тогда еще юной студентке, не довелось быть на его занятиях, но я слышала от многих, что это было необыкновенно! Занятия выходили далеко за рамки языковых: это были живые беседы, разговор «по душам». Юрий Николаевич рассказывал об Индии, о  жизни в Кулу, общении с замечательными людьми, об Америке и Европе, об экспедициях в Тибет и Монголию, в которых он участвовал. Слушать его можно было бесконечно, и те, кто присутствовал на этих занятиях-беседах – счастливые люди, им повезло».(6)

                UNaspirant1959                             

          Ю.Н.Рерих с учениками и аспирантами. Москва. 1959г

А были еще и постоянные представительские приемы в иностранных посольствах, куда его неизменно приглашали. Вот как вспоминала Л.С.Митусова – троюродная сестра Ю.Н.Рериха:

«Казалось бы, работы у Юрия Николаевича было выше головы. А тут еще частые приемы в посольствах. Приедет он из института, переоденется в черный костюм и отправляется на прием. Говорил мне, что очень устает. Что хоть бы вызывали его на приемы стран Востока, а то и в Шведском, и в Французском, и в Английском посольстве надо было представительствовать. Языки-то он знал прекрасно, вот и вызывали. Несмотря на такую колоссальную работу, никогда  у него не было ни торопливости, ни суеты. Находилось время для задушевных бесед с друзьями, с нами, с  подходившими вновь. Работа, работа, работа. Разная. Нужная. А сколько людей тянулись к нему!

Прибыв на Родину, он исполнял волю Николая Константиновича и Елены Ивановны в очень трудных условиях. Как духовный их наследник, Юрий Николаевич взял на себя всю тяжесть борьбы за исполнение Указа с Гор.

Беседуя с Юрием Николаевичем, я всегда ощущала его научную работу, творчество Николая Константиновича, Живую Этику,  письма Елены Ивановны». (7)

 Международный авторитет Юрия Николаевича имел большое значение для укрепления отношений с ЮНЕСКО. В 1959 году он принимал участие в организации и проведении Международного конгресса монголистов-филологов в Улан-Баторе, на котором выступил с докладом «Монгольские заимствования в тибетском языке». После конгресса  в сентябре 1959 года Ю.Н.Рерих на неделю остановился с Улан-Удэ, посетил научные центры Бурятии, где ознакомился с рукописными фондами по тибетологии и монголистике. Его просили быть руководителем пяти работ  в области тибетологии, в том числе словарных.

                    UN-na-kongres

                          Ю.Н.Рерих на конгрессе монголоведов 1959г.

 Большим и кропотливым трудом Юрия Николаевича было продолжение работы по составлению «Тибетско-русско-английского словаря с санскритскими параллелями». Предполагалось издать «Словарь» в течение 7 лет в виде 11выпусков.

Пока шла работа над толкованием слов и пополнением Словаря,  Юрий Николаевич вел переговоры с издательством и заключил договор на издание. В издательстве  ему предложили представить на утверждение макет словаря для оценки и конкретного решения. Как вспоминает В.Дылыкова:

«Эксперты» из которых ни один по своим знаниям Юрию Николаевичу, как говорится, « и в подметки не годился», макет утопили  и договор был расторгнут. На том основании, что это все-таки словник, а не словарь. Они просто не поняли, какой ценнейший и богатейший материал перед ними, какой уникальный словарь готовится, и позавидовали… Юрий Николаевич, конечно, был очень расстроен. Тем более, что это почти совпала по времени с другой историей: его «Дхаммапада» была подвергнута резкой и явно недоброжелательной критике. Книгу спасло только то, что очень известные ученые из-за рубежа прислали положительные, даже восторженные отзывы -  и книга все-таки с трудом, но вышла.

Подобные эпизоды безмерно огорчали и камнем ложились на больное сердце Юрия Николаевича ( у него, как известно, с детства был порок сердца).

Юрий Николаевич  устало говорил: « Дхаммапада» отпечатана в типографии, но меня продолжаю пытать – зачем издавать буддийские религиозные книги? Не успею на одном совещании объяснить, доказать, как приглашают на другое. И там то же самое. Но как же понимать другие народы, дружить, если не знать их культуру?»

                                           dham

                        «Дхаммапада»».Сборник изречений Будды, под редакцией Ю.Н.Рериха.

Видимо, от мрачных мыслей его спасала только работа. У него просто не было времени расстраиваться. Он вообще не знал свободного времени: работал в институте, учил, писал, переводил, общался с самым широким кругом лиц, устраивал дела своих коллег, ездил в издательство, работал как ответственный редактор с другими редакторами, готовил сборники, одновременно давал там свои статьи. Причем, это были не отдельные статьи «по случаю», а целый поток научных публикаций, по Тибету, Монголии, Индии и на другие темы. Как его на всё хватало, уму непостижимо. Но, конечно, это  была работа «на износ». (7)

21 мая 1960 года жизнь Юрия Николаевича  внезапно оборвалась, у него остановилось сердце...

Работа над «Словарем» осталась незавершенной… Но группа его учеников продолжила работу над  выпуском  «Словаря». Сложность работы, незавершенность оформления самой авторской рукописи Юрия Николаевича, дефицит специалистов отодвинули выход первого тома  на  23 года  после ухода из жизни Ю.Н.Рериха. Первый выпуск вышел в 1983 году в издательстве «Наука»,  последний выпуск издан в 1993году.

 Как вспоминает В.Дылыкова : « Работа над словарем заняла у нас многие годы, и она была чрезвычайно мучительной. Всё делали вручную при отсутствии или нехватке самого необходимого: хорошей бумаги, специальных ручек, тушь была плохого качества, всё время застывала, чертежное перо царапало. Но мы трудились ради памяти Юрия Николаевича, и у нас хватило терпения довести всё до конца. Это словарь Юрия Николаевича Рериха, осуществление его мечты. Он – автор.

Словарь получил самое широкое признание в научных кругах всего мира. Его так и называют «Словарь Рериха». Этот памятник ученому, может быть, замечательнее, достойнее, нетленнее бронзового памятника, которого пока еще нет.  И самое главное, я думаю, что такой памятник «воздвигнут» именно в России, о чем  так мечтал Юрий Николаевич». (7)

* Примечание. Памятник воздвигнут Ю.Н.Рериху в 2004г в Москве и в 2007г. в Окуловке.

                                   tibet slovar

            Ю.Н.Рерих. Тибетско-русско-английский Словарь с санскритскими параллелями

Как ученый Юрий Николаевич за короткий период сумел сделать то, на что у других уходит целая жизнь.  Ему  удалось возродить школу российского востоковедения, он возобновил исследования в области буддологии и тибетологии, которые были приостановлены в результате разгрома буддийской школы еще в 1930-е годы.

Его отец- Николай Константинович -  ещё в 1947 году предвидел роль старшего сына, которую ему доведется исполнить в России. Так, он писал 2 апреля 1947 года И.Э.Грабарю:

« Как нужен Юрий – индолог, санскритист, тибетолог и монголист, не только глубоко изучивший источники, но и владеющий языками, - небывалое соединение, так нужное при возросшем значении Азии. Все восточные страны нельзя полностью изучить, не ознакомившись с историческими источниками Тибета – великое перепутье, ещё недавно забытое. Да. Наша Родина пойдет по новым путям, вооруженная новым знанием.» (12)

                      9. Возвращение на Родину  наследия семьи Рерихов.

Много усилий приложил Юрий Николаевич к тому, чтобы вернуть Отечеству славное имя своих родителей. По завещанию отца  он привез  в  СССР   более  400 картин Николая Константиновича, которые были переданы в дар народу с условием, что они будут постоянно экспонироваться в картинных галереях, выступал с лекциями и докладами. Кроме этого, он привез уникальную библиотеку, примерно 5000 томов редких книг и рукописей, в том числе автобиографическая рукопись Н.К.Рериха «Моя жизнь» из 999 очерков, коллекцию произведений тибетской и монгольской живописи, статую Будды с Цейлона, иконы, вещи родителей и многое другое

Трудностей было много. Сколько энергии и находчивости потребовала уже первая выставка привезенных картин Николая Константиновича Рериха, столько раз разрешенная и запрещенная. В конце концов, разрешили, но лишь в малом зале, на Кузнецком мосту,  которая открылась  12 апреля 1958 год – на Пасхальной неделе. Но сжатость дала экспозиции особую силу напряженности света и красок. Выставка стал подлинным праздником.  Около дома выстраивались длинные очереди желающих увидеть это чудо.

                   UN-vystavka

                   Ю.Н.Рерих  на открытии выставки.1959г.

 «Попасть на выставку (где экспонировались не все привезенные картины, а только 131) было непросто», – вспоминает Вера Кашкалда, бывшая в то время студенткой искусствоведческого факультета Московского университета, а впоследствии – ведущий искусствовед Новосибирской картинной галереи. – «Очереди увеличивались с каждым днем. Нужно заметить, что для организации выставки Юрию Николаевичу пришлось преодолеть много трудностей. В первые месяцы в Москве некоторые ответственные лица избегали встречаться с «эмигрантом, «иностранцем» и недоброжелательно к нему относились. Так, чиновники Академии художеств не выполнили решение Министра культуры Н.А.Михайлова, отказавшись предоставить свои залы для выставки шедевров всемирно известного художника. Поэтому пришлось развешивать картины по «ковровому принципу» на небольшой эспозиционной площади.

Но вот мы в выставочном зале. Меня поразил на всю  жизнь свет, исходящий от картин. Многие мастера стремились передать в живописи свечение света: Х.Рембрант, А.Иванов, Э.Мане, А.Куинджи и другие. Но такого светоизлучения света никто не достигал. Удивляла и радовала гармония чистых цветов: голубые, синие, оранжевые, бирюзовые, фиолетовые сверкали и переливались, как драгоценные камни. Каждая картина была неожиданным явлением. Подтверждая слова писателя Л.Андреева: «Увидеть картину Рериха – это значит увидеть целый мир».

                                                                                  kartina nikolaja konstantinovicha reriha zakat 1933 god

Н.К.Рерих. Закат

 Значение выставки было еще и в том, что её посетители впервые увидели рядом произведения русского и восточного периодов творчества Н.К.Рериха. Ранние картины (такие, как «Гонец», «Заморские гости», «Город строят», «Поморяне», «Небесный бой», «Святой остров», «Ковер-самолет») давали возможность наблюдать, как формировался стиль художника и совершенствовалось его мастерство, как осваивались им древнерусские традиции.

                         kartina nikolaja konstantinovicha reriha nebesnij boj 1912 god

                             Н.К.Рерих. Небесный бой.1912г.

  Много восторженных отзывов было высказано возле картин, созданных в Индии: «Нанда Дэви», «Лхаса», «Ждущая», Настасья Микулична», «Гэсер-хан», «Борис и Глеб», «Бэда-проповедник», «Помни» и другие. В пейзажах Николая Константиновича перед изумленными зрителями открылась одна из самых великих горных систем мира – священные Гималаи, куда в разные времена «устремлялись путники в самых различных одеяниях» на поиски страны счастья и справедливости, прекрасного Беловодья…                     

 Рериховские полотна многими  воспринимались положительно, но у нас, студентов-искусствоведов, возникали вопросы, на которые не смог ответить (наш) профессор. Чтобы помочь освоить необыкновенное искусство, А.А Федоров-Давыдов пригласил Юрия Николаевича в университет для прочтения лекции, что стало большим событием для крупнейшего вуза страны и настоящим праздником для студентов.

Большая аудитория была заполнена студентами разных факультетов. Вошедший туда Ю. Н.Рерих внешне не выделялся из группы мужчин, которые его сопровождали. Он был среднего роста. Светлое овальное лицо с высоким лбом, небольшими усами и остроконечной седой бородкой, пристальный взгляд красивых глаз. Скрытые за этой простой внешностью духовная утонченность, широта мышления и глубочайшие знания всемирно известного ученого проявились с началом слайдпрограммы.

Когда был выключен свет и на экране появились красочные картины Н.К.Рериха, Юрий Николаевич начал очень интересно, просто и тепло рассказывать о работах отца. Его голос был спокойным и убедительным, речь - ясной и краткой. Одухотворенный рассказ, гармония негромких слов обладали удивительно притягательной силой, установившей в аудитории тишину. Несмотря на то, что Ю.Н.Рерих сорок один год учился и работал в разных странах и знал многие языки, он был – как и его родители – великим патриотом своей Родины, горячо любил русскую культуру и сохранил чистый русский язык.

                                  kartina nikolaja konstantinovicha reriha pomni posle 1918 g god

                                     Н.К.Рерих. Помни.

Лектор рассказывал о путешествии Николая Константиновича и Елены Ивановны по тем местам Центральной Азии, где не ступала нога западного человека. Сам, принимавший участие в этой экспедиции (1923-1928), по присущей ему скромности, Юрий Николаевич ни словом не обмолвился о себе, хотя был незаменимым, по словам его родителей, участником похода. Благодаря его знанию наречий тех мест, по которым проходила экспедиция, Рерихи могла разговаривать без переводчика. Это способствовало искренности и доверию в общении, что очень помогло при изучении духовной культуры Востока и сборе различных её памятников.                          

Новые, мудрые мысли лектора расширяли и обновляли наши познания, помогали пересмотреть установившиеся в искусстве стандарты и традиционные каноны. Таких содержательных лекций по искусству в университете еще не было. Примечательно, что своими рассказами о далеких событиях и легендах, образно выраженных в картинах его отца, Юрий Николаевич напоминал нам о вечных идеях человечества и устремлял в будущее.

Добровольное возвращение в Россию было для него великим испытание мужества и терпения. Любуясь привезенными Ю.Н.Рерихом из Индии картинами, мало кто задумывается, какую тяжелую и ответственную работу пришлось проделать сыну, чтобы выполнить волю отца. Н.К.Рерих сообщал в письме В.Ф.Булгакову о трудностях транспортировки картин из долины Кулу: « … мы должны сперва перенести ящик на руках, а затем послать мотором и сменить три железных дороги, прежде чем груз достигнет парохода, а ведь еще предстоит железная дорога. Всё это складывает расходы самые внушительные». (12)                         

Ю.Н.Рерих имел редчайший дар хранителя. Он охранял экспедицию во время путешествия; многие годы до их прибытия в Москву один был хранителем созданных и собранных родителями уникальных произведений искусства. Юрий Николаевич не называл этот труд героическим – просто выполнял свой долг, сберегая для грядущих поколений сокровища жизни, в чем всегда будет служить примером для грядущих поколений, в чем всегда будут служить примером для музейных хранителей всего мира. Еще очень ценно, что он был замечательным умельцем, мог выполнить своими руками любую работу.

После закрытия выставки на Кузнецком мосту Юрий Николаевич организовал более обширную выставку работ отца в Третьяковской галерее, а затем в Риге, Ленинграде, Киеве, Баку. Когда же выставка прошла намеченный путь, картины были переданы  в Третьяковскую галерею на временное хранение. После огромного успеха выставки, множества восторженных отзывов и пожеланий Юрий Николаевич надеялся, что общественные организации и отдельные энтузиасты поставят перед правительством вопрос о строительстве музея Н.К.Рериха на Родине. Однако в то время еще нельзя было реализовать подобную идею, и Юрий Николаевич передал бесценный дар государству». (8)

Юрий Николаевич предпринимал всё возможное, чтобы открыть музей Н.К.Рериха. Думалось о том, что надо иметь музей не только в Москве, но и в Новосибирске или на Алтае. Так, в письме к Р.Я.Рудзитису от 06.12.1958 он сообщал:  «Сейчас идут переговоры о музее, как в Ленинграде, так и в Сибири».

Но при жизни Юрия Николаевича этой мечте не суждено  было сбыться… Общественный Музей Н.К.Рериха  в Москве был открыт только в 1991 году под эгидой Международного Центра Рерихов.  А  в Новосибирске Музей был открыт в 2004 году.

kartina nikolaja konstantinovicha reriha shekar dzong 1933 god

Н.К.Рерих. Шекар-Дзонг.1932г.

 Живя на Родине,  Юрий Николаевич не оставлял мысль о возобновлении работы Института «Урусвати» с привлечением ученых разных стран. Его тревожило и огорчало, что Академия наук СССР не проявляла заинтересованности в этом вопросе.

Вернувшись из Индии  в 1957 году, он много сил тратил на восстановление имени Рериха.  За короткий срок он широко ознакомил многих людей с  их деятельностью, прочел целый ряд познавательных лекций об отце – Николае Константиновиче, его живописи, литературных трудах и экспедициях. Совместно с Географическим Обществом впервые была составлена карта Центрально-Азиатской экспедиции, было прочитано несколько лекций об экспедиции в Московском и Ленинградском университетах, в Доме ученых и т.д..

                         Вспоминает  Л. С. Митусова: « Казалось бы, работа в разных направлениях у Юрия Николаевича шла вполне успешно. «Будет большим праздником вернуть творчество Николая  Константиновича Родной Земле », - писал он нам в Ленинград. И в этом направлении делалось многое. Долго замалчиваемое имя зазвучало большим аккордом.  Начались выставки в Москве, Ленинграде, Риге, которые проходили с огромным (без преувеличения) успехом. Часто на выставках бывал Юрий Николаевич, и его окружала толпа. Подходили знакомые и незнакомые с самыми разными вопросами. В то время Юрий Николаевич  часто читал лекции в Географическом Обществе. Говорил Юрий Николаевич просто – не официально. Не блестящий докладчик, лектор, увлекающий умением говорить с трибуны, не сама обстановка, а тема, и «просто», и «глубоко» об очень большом. Тема: «Научно-исследовательские работы в Гималаях, в Монголии в период с 1923 по 1957гг». Очень много было вопросов – близко касающихся темы, но и уводящих в область искусства и философии…

 Как будто не с кафедры и как будто не множеству народа; радость и волнение  было и у слушателей, и у говорившего». (7)

Выступая на вечерах и диспутах, Ю.Н.Рерих  всегда подчеркивал, что единственная сила и единственное, посредством чего можно приобщить человечество к духовности – это Красота  и  Знание.

В Москву Юрий Николаевич привез книги Учения Живой Этики, содержащие синтез древних учений и научных знаний, которые при господствующей тогда в стране идеологии не могли быть доступны для широкого изучения и были известны лишь ограниченному кругу людей. Когда его спрашивали, будет ли продолжение Учения, он отвечал, что оно дано на многие сотни лет вперед. До тех пор, пока человечество не выполнит всё изложенное в нём, продолжения не будет.

Юрий Николаевич вернул нашей стране её ценнейшее национальное достояние – имя Рерихов, что послужило импульсом к развитию рериховского движения на всём пространстве нашей Родины.

UN-na kogresse

Ю.Н.Рерих на конгрессе монголоведов.1959г.

Юрий Николаевич знал и поведал близким друзьям, что будут большие сдвиги, большие энергии спускаются на Землю. Восток говорит о рождении Новой Эры, которая может быть начнется катаклизмами, а сектанты говорят о конце мира.

И мы сегодня, вошедшие в 21 век, разве не видим, как стремительно изменяется мир вокруг нас и мы сами? Как в планетарном масштабе следуют одна за другой различные катастрофы – экономические, техногенные и природные. Да, мир меняется, вступая в Эпоху Водолея или Сатья-Югу. Позади черный век Кали-Юги, но он сопротивляется и не желает уходить в прошлое. И, тем не менее, ростки будущего крепнут вопреки всему.

 «Когда появится звезда, тогда время ехать», - сказала Елена Ивановна перед своим уходом Юрию Николаевичу в 1955 году. Появление кометы было ему  «знаком»  того, что наступил срок для нового подвига. Тогда в августе 1957 года  в Индии видели новую Звезду. То была комета, распускающая свой гигантский хвост при приближении к Солнцу.

Ещё в 1933 году Николай Константинович Рерих написал картину «Звезда Героя», посвященную старшему сыну – Юрию. Это было предвестие, ибо жизненный путь у каждого из Рерихов был миссией и подвигом.                               

 Юрий Николаевич, действительно, сделал очень  многое: организовал выставки по стране, читал лекции, с его помощью был снят документальный фильм о Николае Константиновиче Рерихе, стали издаваться альбомы репродукций его картин, статьи. И в начале 1960года в его разговорах стала проскальзывать мысль, что план выполнен.

Возможно, что к 1960 году Юрий Николаевич уже выполнил свою миссию, и не следует искать причин его ухода. Будем считать, как и С.Н.Рерих, что Учителя его «отозвали на более  нужную сейчас работу».

Готовность к служению позволила Юрию Николаевичу так быстро и легко уйти с земного плана. Несмотря на радость возвращения на Родину и выполнение заветов родителей, этот период в жизни Ю.Н.Рериха был нелегким.

kartina nikolaja konstantinovicha reriha zvezda geroja 1936 god

Н.К.Рерих Звезда героя.1936г.

                                  10. Идеал человека.

В жизни Юрий Николаевич был очень скромным, о нём мало писали и говорили.  Он был прост, естественен в жизни, удивительно деликатен и чуток.

По воспоминаниям П.Ф.Беликова :

«Юрий Николаевич был очень скромный человек  и не выставлял своих знаний напоказ.  Знания его тонули в той душевной теплоте, в той деликатности, с которой он обращался к людям. Он был одинаково внимателен и участлив со всеми, с кем соприкасался, и для него не имело значения, чем занимается данный человек – близкой ли к его интересам наукой или нет. В человеке он прежде всего искал человека и именно к нему обращался; ну а всё остальное, как то: образовательный ценз, занятия, национальность, мировоззрение – всё это отодвигалось на второй план. Таким образом, главным в его общении с людьми было проявление деликатности. Однако из этого не следует делать вывода о мягкости его характера, о готовности уступать и жертвовать своими убеждениями. Мы привыкли обычно связывать деликатность с мягкотелостью. Между тем, качество деликатности скорее указывает на отсутствие грубости в характере человека. Могу подтвердить, что от любого проявления грубости Юрия Николаевича просто коробило». (9)

                                        UN7Smirnov-rus                           

                       Ю.Н..Рерих с художником Смирновым-Русецким,1960г.

 Многие люди называли его человеком особенным. Главным  в этой  «особенности» было то, что его слова не расходились с делом, он как говорил, так и жил. Юрий Николаевич был человеком, свободным от догм и предписаний, Учение Агни Йоги не цитировал, а жил в соответствии с ним. Это и давало ему ту непререкаемую и почти магическую убедительность, которой он обладал. Потому-то его ученики каждое сказанное им слово принимали, как наказ, на всю дальнейшую жизнь.

Таким Юрий Николаевич стал к тому времени, когда вернулся на Родину. До этого  прошли детство и юность, периоды созревания и становления, были нелегкие испытания, борьба с самим собой, выбор и осознание своего пути, ошибки и раскаяния, жертвы и преодоления.

Два раза ему, как старшему сыну пришлось поджигать погребальный костер на похоронах своих родителей. Шла нечеловечески напряженная и трудная внутренняя работа. В Москву он приехал уже Мудрецом, Учителем и образцом для своих учеников.

Ю.Н.Рерих был человеком великодушным, никого не осуждал,  не поучал и не давал наставлений. Работал он напряженно, без суеты, бережно используя своё и чужое время. Он жил в традициях своей семьи, уважая семейный уклад и памятуя наставление своей матери- Елены Ивановны, которая  говорила и писала: «Истинно знающий,  понимает значение слов и умеет хранить доверенное».

 Вот как вспоминает о Ю.Н.Рерихе художница Илзе Рудзите:

«Первый раз я увидела его 23 сентября 1957 года в квартире на Ленинградском проспекте в Москве. Светлое, овальное лицо с выступающими по-азиатски скулами, коротко стриженная седеющая бородка, Гладко причесанные волосы. Взлет черных крылатых бровей и насквозь пронизывающий взгляд. Но уже через мгновение большие миндалевидные темно-карие глаза озаряются обаятельной улыбкой, и на щеках появляются выразительные ямочки. Его необычайная сердечность и простота располагали в большой доверительности. Мне и, очевидно, каждому собеседнику казалось, что Юрий Николаевич обращается только к нему с такой особой любовью, полной отдачей и проникновением…

                              PortretUN

            Илзе Рудзите. Портрет  Ю.Н.Рериха на фоне картины Н.К.Рериха «Гэсер-хан».

Свет исходил из его сильных, прозорливых глаз. Под лучами этого света ты вдруг начинаешь вибрировать, твоё сердце начинает трепетно раскрываться. Появляется переполняющая тебя радость, вдохновение, сила. Робость, застенчивость юности, мучительное чувство неполноценности исчезают, и ты начинаешь чувствовать себя наравне с известным всему миру ученым. Этот свет меняет тебя, наполняет желанием совершить что-то полезное, послужить для людей.

 На Востоке считают, что Учителем может называться лишь тот, кто имеет три главные качества. Во-первых, полное знание духа Учения, во-вторых, совершенную чистоту, в третьих, бескорыстие и Божественную любовь. Только тогда он являет собой чистый сосуд, через который могут быть переданы духовные силы. Юрий Николаевич, как человек до глубины постигший всю мудрость Востока и достойный сын своих родителей, в полной мере обладал этими качествами.

У Юрия Николаевича была необыкновенная широта сознания и подвижность мышления. С учеными разных специальностей он мог говорить на профессиональные темы, а с нами – и о самом сокровенном, и о ежедневных, земных делах… Обладая духовным синтезом, мог дать мудрое резюме и внести полную ясность буквально по любому вопросу…

Однажды разговор зашел о том, что сейчас многие для достижения духовности и высших ощущений прибегают к искусственным, ритуальным или механическим способам, пренебрегая самым главным – нравственным очищением. Юрий Николаевич советовал  в течение дня «оставить время для молчания духа, в безмолвии открыть сердце Указу Владыки». И пояснял, что «иногда своими желаниями мы заглушаем голос Учителя».

«Молчание духа» практикуют как на Западе, так и на Востоке. Очень хорошо, если человек несколько раз в день освобождается от суеты и на несколько минут  концентрируется на высшем. Но одно это не может дать видимых результатов, если остальное время он проводит в суете и преследовании мирских целей. Чтобы достичь истинной духовности, Юрий Николаевич советовал перестроить всю свою жизнь, в основе которой должны находиться высокая нравственность, знание, искусство, красота и служение людям. Духовность не так легко достижима. Если человек не чист в своих чувствах и мыслях, поверхностная, мнимая «духовность» часто пробуждает в нём гордыню, делает надменным и приносит беды как ему самому, так и окружающим. Поэтому самое главное – освобождение человека от отрицательных качеств, его внутренняя чистота, его бескорыстие…

                                    GNR hrono9

                                      Ю.Н.Рерих в московской квартире. 1957г.

           Юрий Николаевич ясно и четко ставил знак равенства между практикуемой на Востоке пранаямой и «Иисусовой молитвой», или  «умным деланием» в России. Он говорил: «Это та же пранаяма – «Господи,  Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй, мя, грешного», _ ритмичный способ дыхания. Вдох, задержка, выдыхание. Эту молитву надо поместить в сердце. Ритм молитвы в сердце никогда не должен умолкнуть, стать частью нормального, повседневного». Но, к сожалению, в Индии много людей, говорил он,  которые без очищения практикуют пранаяму, достигают чрезмерного эмоционального подъема, за которым следует быстрый спад и психические расстройства.

Обсуждали строку из Живой Этики: «Сознание красоты очень редко живёт среди духовности». Юрий Николаевич привёл слова Елены Ивановны, что «чувство красоты – настоящая проба. Если человек истинно духовен, то у него должно быть и чувство красоты».   Потом добавил: «Иногда духовность слишком интеллектуальна, такая, которая не вмещает красоты»… Он назвал теософов, как, например, Анни Безант, у которой, по словам Юрий Николаевича, «полностью атрофировалось то, что касается восприятия красоты – полная безвкусица. В теософском центре в Адьяре – невообразимая безвкусица».

Как обязательное качество истинной духовности Юрий Николаевич называл чувствознание или прозрение, прозорливость. Он снова упомянул Анни Безант, у которой «отсутствовало чувствознание – это было её трагедией. По этой причине она полностью доверилась Ледбитеру».  Знаменитый теософ Чарльз Ледбитер сбился с пути Света и стал контактёром.

Юрий Николаевич определенно отмечал: «Без чувствознания никого нельзя называть духовным. Многие люди направлены лишь интеллектуально и не распознают людей».

Для Юрия Николаевича была характерна полная  охраняемость всего сокровенного, органично присущая восточным людям. «Мы, восточные люди, не говорим о сокровенном», - как-то сказал Юрий Николаевич. В другой раз о том же: «Восточные люди очень боятся произнести сокровенное. Лучше даже солгут, чем предадут». Если при нём кто-то рассказывал о кощунствах, допущенных кем-то, глаза его становились печальными, и он замолкал.

Всем существом он был против разбалтывания святынь. Самые дорогие картины отца после первой выставки в апреле 1958 года он держал у себя, как самые родные, близкие, как иконы. Например, последний, синий вариант картины «Святой Сергий-строитель» - самый дорогой для Юрия Николаевича образ  Преподобного Сергия – труженика, строителя.

                                 kartina nikolaja konstantinovicha reriha sergij stroitel 1925 god

                           Н.К. Рерих. Сергий –строитель 1932г.

  Та же насыщенная синева, что и в другой сокровенной картине – «Сожжение тьмы». Также картины «Тень Учителя» - тень Христа на высокой пурпурной стене Гималаев, «Христос у  Генисаретского озера». Над дверью кабинета «Гэсер-хан» - любимое произведение. А в маленькой спальне, подальше от посторонних глаз спрятана, как самая родная ему,  «Держательница Мира». Образ Матери, его матери, несущий ларец с камнем драгим.

 О матери Юрий Николаевич говорил очень мало, с особым трепетом и деликатностью. Больше рассказывали сестры Богдановы. Когда Юрий Николаевич  должен был по работе уходить, мы обращались к ним с множеством вопросов.  Вспоминая через  слезы,  Людмила признавалась: «Любое, что мы можем о ней сказать, будет умалением…»

А Юрий Николаевич однажды сказал моему отцу: «Это только для Вас и для самых ближайших по Вашему усмотрению», - и коротко рассказал об уходе матери и церемонии её кремации».». (10)

                    kartina nikolaja konstantinovicha reriha kamen nesushaja derzhatelnitsa mira 1933 god

                   Н.К.Рерих.Камень несущая( Держательница Мира).

 Ю.Н.Рерих не принадлежал к числу ученых, которые замыкаются в кабинетной науке.  Вспоминал  А.Н.Зелинский  -  аспирант  Ю.Н.Рериха:

«Помимо выставок произведений своего отца, на которых он регулярно присутствовал, его можно было встретить на симфоническом концерте в Московской консерватории  и во МХАТе, где мне довелось увидеть  его на премьере «Братьев Карамазовых» Достоевского.

С благоговением Юрий Николаевич относился к русским национальным святыням! Весной 1959 года автору этой статьи довелось побывать с ним в Троице-Сергиевой Лавре и на родине Александра Невского – в Переяславле-Залесском.» (11)

 Вспоминает В.Дылыкова: «Юрий Николаевич прекрасно водил машину, как заправский шофер, машина у него ехала мягко и плавно, без толчков и рывков, как будто сама по себе.

Как был одет Юрий Николаевич? Всегда безукоризненно, комильфо. Костюм идеально сидел на нём, тщательно отглаженный. И в одежде, и во всём он был крайне аккуратен. На работу приходил в светло-сером костюме, и у многих сложилось впечатление, что только этот костюм у него и есть. Могу засвидетельствовать, что это не так. На приемы по торжественным случаям, например, по случаю бракосочетанию дочери цейлонского посла, он надевал другой костюм – еще более элегантный, тоже светло-серый, но, видимо, из более дорогой ткани, «в елочку», совершенно не мнущийся. Был еще и третий костюм – черный, в котором Юрий Николаевич был на вечерних приемах.

                                 UN-posol-Indi

             Ю.Н.Рерих  и посол Индии  г-н Ш.Менон  на выставке в Третьяковской галерее. 1959г.

Конечно, это был совершенно необыкновенный человек – даже своим отношением к людям. Он дружелюбно улыбался, он изначально уважал каждого, к какому бы социальному слою тот ни принадлежал. Одинаково сердечно приветствовал, скажем, уборщицу института и академика, вахтера и директора. Не делал никакой разницы. Это свойство людей очень высокой культуры, истинно благородных натур.

И внешне он выделялся. Держал себя просто, но с большим достоинством. Как-то сразу ощущалась значительность, незаурядность этой личности, говорил негромко, но приковывал  своей речью внимание всех. Вспоминаю его точные, сдержанные жесты, живые, яркие, очень выразительные глаза». (6)

 На исходе 3-го года пребывания  Юрия Николаевича в Москве  ситуация вокруг него в Институте востоковедения складывалась тяжелая. Мог последовать арест или репрессии.  В этой обстановке он продолжал учить и наставлять, давать неожиданные, неординарные советы, открывать в своих учениках лучшее, что в них есть, он умел поговорить с каждым так, как до этого с ним никто не говорил. Он каждому что-то давал, что забыть уже было невозможно. Он что-то знал, чего никто из его окружения постичь был не в состоянии. Юрий Николаевич знал о своём скором уходе, знал и грустил.-

  По воспоминаниям А.Н.Зелинского:

«Увы, нельзя без глубокого душевного волнения и чувства стыда вспоминать о последнем периоде жизни Ю.Н.Рериха в Москве, о том, по меньшей мере, прохладном приеме, который он встретил здесь. Долгожданная Мать обернулась мачехой…

«…Не понимаю,  - говорил он часто, - что происходит? Все мои усилия уходят в песок, и я упираюсь в стену… Они не дают мне работать…»

«Кто они?» - «Не знаю», - с грустью отвечал он.

                         UN1 v rab kab

                           Формальности приема, впрочем, были соблюдены: ему дали квартиру, вручили диплом доктора филологических наук. Но Ю.Н.Рерих, странствующий «рыцарь культуры», ученый с мировым именем, вернувшийся со своей сокровищницей знания, которую он добровольно,  с любовью нес для своей страны, для своего народа, для своей единственной,  неповторимой Русской Культуры, был сразу унижен, «поставлен на место»,  лишен возможности реализовать свои творческие замыслы, оказался под  жестким «партийным « контролем и опекой.

В Институте востоковедения для занятий с аспирантами ему не нашли другого места, как место под лестницей. Ему не выдели даже отдел для организации издательской деятельности. Ему препятствовали вторично поехать в Монголию. После выхода «Дхаммапады» - сборника изречений самого Будды (перевод академика В.Н.Топорова), где Ю.Н. Рерих был ответственным редактором, его, как рассказывают, «прорабатывали»  и на собраниях называли «буржуазным ученым». Его имя почти не упоминалось в печати. Ю.Н. Рерих приехал к нам цветущим, полным сил, розовощеким, здоровым человеком, а два с половиной года спустя скоропостижно скончался при «невыясненных обстоятельствах». Всеми, кто его знал и любил, а таких было множество, – его смерть была воспринята, как удар грома среди ясного неба, как трагедия, как невосполнимая потеря для русской и мировой науки.

И все-таки, несмотря на все препятствия, как истинно русский человек, как воин и путешественник по натуре, Юрий Николаевич успел за два с половиной года сделать столько, сколько не успел бы никто, кроме него. Он создал школу тибетологии». (11)

 В те  майские дни 1960 года в Москве находился Святослав Николаевич Рерих с Девикой Рани. Он приехал со своей первой выставкой, которую подготовил Юрий Николаевич. Открытие выставки Святослава Николаевича состоялось 13 мая 1960 года.

                      UNSN-v-Mosk

                          Ю.Н.и С.Н.Рерихи в Москве. Май 1960г

  Как вспоминает П.Ф.Беликов:

 «За два дня до ухода Юрия Николаевича ничто  не предвещало печального конца. Вечером мы все ужинали у Юрия Николаевича. Он был, как всегда, весел и оживлен. Я засиделся у них после ужина. Разговаривали на разные темы. Помню, как я подошёл к репродукции картины Николая Константиновича «Ангел Последний» На картине изображен Страшный Суд и  объятая пламенем Земля. Я спросил Юрия Николаевича: «Неужели из-за последних достижений в науке наша планета не заслуживает лучшей доли, нежели быть расколотой пополам атомным взрывом?» - «Нет». Этого не должно случиться! Здравый смысл восторжествует, и опасность будет отведена», - послышался его категорический ответ. Он был несколько усталым, но, как всегда, живым и энергичным, говорили мы в основном о планах на будущее, которые больше всего занимали Юрия Николаевича.»(9)

           Но 21 мая Юрий Николаевич вдруг почувствовал себя плохо. «Сказалось крайнее переутомление, работа в течение длительного времени практически без отдыха,  и воздух в Москве не тот, что у подножия Гималаев, и образ жизни другой. Больно ранили его и отклонение макета «Словаря» и «проработки» по поводу «Дхаммапады». И, наконец, неуважительное, а порой и  просто хамское отношение со стороны некоторых... Всё – одно к одному.

Врачи «скорой помощи» увидели всю серьезность положения. Его, наверное, можно было спасти, но Юрий Николаевич не признавал уколов и лекарств. Отказался и от госпитализации. «Скорая» уехала. Боли в области сердца были  очень сильные. Юрий Николаевич прилег, а когда боли стали стихать, он, видимо, решил, что приступ прошел и можно приступать к работе. Встал с дивана и перешел в кресло за рабочим столом, на котором ждала начатая утром рукопись. И здесь сердце его остановилось… Ему шел 58 год.» (6)

                                pamyat-novodev

                         Могила  Ю.Н.Рерих на Новодевичьим кладбище в Москве.

 Жизнь Юрия Николаевича не знала спадов, и покинул он её на стремительном  взлете волны. Прошло свыше 50 лет со дня его ухода, и мы можем констатировать, что начатые им дела нашли своё продолжение, а имя его высоко поднято отечественной наукой и навечно останется вписанным в её анналы.

Юрий Николаевич Рерих посеял в душах очень многих людей неугасимый огонь устремления к знаниям, он примером своей жизни зажег их сердца, а они, как эстафету понесли эти огоньки другим.

Литература:

1. Письмо  Е.И.Рерих от 27.06.1935г. Письма Е.И.Рерих. МЦР, М.2001, т3.

2. Письмо Е.И.Рерих от 25.02.1953г. Архив МЦР.

3. Ю.Н.Рерих. По тропам Срединной Азии. Хабаровск, 1982г,

4. Н.К.Рерих. Листы дневника. М,1996, т3.

5. Письмо Е.И.Рерих от 29.05.1951г.

6.В.С.Дылыкова. Он «повернул колесо» отечественной тибетологии. Сб. Воспоминания о Ю.Н.Рерихе. МЦР, Москва,2002

7. Л.С.Митусова. Из воспоминаний. Сб. Воспоминания о Ю.Н.Рерихе.

8.В.Я Кашкалда. Подвиг пламенного воина.  Там же.

9. Интервью с П.Ф.Беликовым. Величайший победитель в битве. Там же.

10. Илзе Рудзите. Ю.Н.Рерих и религиозные основы культуры. Там же

11. А.Н.Зелинский. Рыцарь культуры. Там же.

12. Т.О.Книжник, Н.Г.Михайлова Предисловие к письмам Ю.Н.Рериха. Т.1, М.2002


 

Май 2012 года                  Составители   С. Пекельник, Татьяна Радея